Демократия.Ру




Мы уже много лет говорим о государственном регулировании экономики. При этом понимаем его по-разному. Но суть этого регулирования не в том, чтобы душить рынок и расширять бюрократическую экспансию в новые отрасли, а наоборот - помочь ему встать на ноги. Владимир Путин


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


05.12.2019, четверг. Московское время 20:13

Обновлено: 21.09.2011  Версия для печати

О «тайном плане» Прохорова по недопущению «Правого дела» в Госдуму

От члена руководства «Правого дела» Бориса Надеждина


Поначалу все шло хорошо. Я очень обрадовался, когда пришел Прохоров. Не только потому, что он уже много лет мой товарищ. Но и потому, что приход Прохорова дал либералам шанс наконец вернуться в парламент. Это не удавалось сделать ни при Немцове, ни при Белых. Естественно, все это было при поддержке Медведева, Суркова, все работали слаженно, в команде. Партия получила доступ ко всем телеканалам. Вы понимаете, о чем я говорю? Все оживилось, гигантское количество людей вступило в партию — «под Прохорова». Мы развернули мощнейшую кампанию.

Но в какой-то момент стало происходить что-то странное, что начало сильно напрягать старожилов партии. Я могу долго рассказывать… Самое известное — это история с Ройзманом. Но было много других фактов, о которых стоит рассказать. Прохоров полностью отдал все вопросы формирования списков, управления кампанией Рифату Шайхутдинову — он депутат от ЛДПР, но больше известен как политтехнолог, делал кампании в Украине и другие. Он начал обсуждать списки, но из них стали исчезать такие известные либералы, как Андрей Нечаев, Григорий Томчин и т.д., многие исчезали из региональных списков. Например, в Ставрополе есть такой депутат местного парламента Борис Оболенец. Он избирался много раз, руководил местной организацией. Но вместо него ставят Джамалетдина Гасанова — депутата Госдумы от ЛДПР. Довольно странная идея — ставить во главе местного списка в Ставрополе, где сильны антикавказские настроения, человека с такой фамилией. На Дальнем Востоке вместо Николая Морозова, тоже депутата, ученого, доктора наук, ставят сына бывшего губернатора Наздратенко. В Орле — вообще фантасмагория. Вместо Сергея Тарасова, известного журналиста, у которого своя газета, ставят депутата облдумы — обратите внимание! — от компартии. Ну был еще дурацкий скандал, что я — националист. Тоже, нашли националиста…

С какого-то момента Прохоров перестал общаться с партией. То есть я, например, звоню и говорю: «Миш, надо поговорить, потому что происходит нечто странное». Он извиняется, говорит, что встретиться не может — кстати, последняя встреча один на один у нас была, кажется, где-то в июне. И вдруг говорит то, что потом я слышал от него раз пять: «Не волнуйся, не дергайся, все идет по плану». Ну начальник сказал не дергаться, значит, не будем.

Потом начались еще более загадочные вещи. Самой удивительной была просьба Рифата к потенциальным кандидатам перечислить на счета партии деньги из расчета полтора доллара на каждого потенциального избирателя. Чтобы было понятно, о чем идет речь, напомню, что у меня в Подмосковье около 6 миллионов избирателей. То есть я должен был бы перечислить сумму масштабов «десяточки» (имеется в виду 10 млн долларов. — Ред.). Все, конечно, офигели. Я уже примерно 20 лет занимаюсь политикой, но такого еще не видел. То есть деньги надо перечислить, а потом получить обратно на работу штабов. В общем, полный бред.

И вот тут у меня зародилось ощущение, что Прохоров реализует какой-то свой план, который нельзя логически объяснить, если он действительно хочет избраться во главе этой партии в Госдуму. Что они с Рифатом занимаются чем-то иным.

А теперь я расскажу, что произошло 15-го (в день съезда «Правого дела. — Ред.). Полным апофеозом было поведение Прохорова накануне съезда. Дело в том, что тема с Ройзманом вообще какая-то странная. Как я теперь понимаю, это была часть плана Прохорова заложить мину, которая в нужный момент и взорвалась. Ибо никакому рациональному объяснению упорство Прохорова, в том числе слова «Мы уйдем вместе», не подлежит. То есть Ройзман — при всем понимании его популярности в Свердловске — это все-таки не та фигура, ради которой лидер партии должен хлопать дверью. Когда делегаты съезда приезжали в Москву, они заранее были сильно напряжены. Ведь подвинули тех, кто давно был в партии, проливал кровь все эти годы, а набрали черт знает кого. Но все приехали абсолютно готовые к тому, что придет Прохоров, всем всё объяснит, и мы пойдем в бой. Никто никого не собирался предавать, и вообще.

Но что стало происходить? Администрация президента действительно работала с кандидатами, о чем Прохоров не мог не знать, — потому что ему звонила куча народа, в том числе и я, и мы говорили ему: «Ты в курсе, что делегатов вызывают к губернаторам?» Он отвечал: «Да-да, я в курсе, все идет по плану, не надо дергаться». Подавляющая часть людей — вроде меня — плевать хотела на команды из администрации. Но мы видим, что оттуда идут сигналы, но не стоит задача свергнуть Прохорова. Их волнует только Ройзман. Половина делегатов пыталась встретиться с Прохоровым, чтобы получить ответ: что, собственно, делать в этой ситуации? Ибо все поняли, что власть озабочена проблемой Ройзмана. Но он-то не пытался на это влиять. Мистика какая-то! В бюро партии говорят, что администрация работает с делегатами, но она просто выполняет указания президента. А президент сказал, что в Думе не должно быть уголовных людей. Сотрудники администрации и стали работать с делегатами со словами, что в Думе не должно быть уголовных людей. Ну что тут скажешь? Никто в администрации не работал против Прохорова — это сто процентов. Но, поскольку они работали, а никто из делегатов не мог на Прохорова выйти, все оказались в недоумении. И в этом состоянии собрались в среду 14 сентября на Ленинском проспекте в президиуме АН.

И вот ситуация. Собираются делегаты от партии. Я в лицо знаю всех этих людей, некоторых лет по 15. Без сомнения, приехали делегаты партии, легитимные, избранные на конференциях. Действительно было несколько скандальных историй в регионах, когда Прохоров кого-то сместил, а они не подчинились, — ими занималась мандатная комиссия. Теперь поставьте себя на место делегатов. Мы приезжаем, друг друга знаем, обнимаемся, а лидера нет. И тут начинают звонить все СМИ с одним вопросом: что у вас происходит? А пресс-служба Прохорова сообщает, что съезд захвачен рейдерами, что он нелегитимен. Я опять звоню Прохорову и задаю вопрос: «Миша, объясни, что происходит?» Ответ: «Всё идет по плану, не волнуйся». И тут у меня возникло ощущение, что у него что-то не в порядке с головой.

Но я был не прав. Он просто последовательно реализовывал свой план. Я не готов искать корни этого плана, но готов рассказать, что получилось на выходе. Либералов в Думе не будет. Потому что мы сейчас не можем выдвинуть ничего похожего на нормальный список. У нас полпартии разбежалось. Представьте и масштабы моей собственной катастрофы. Я, мало того что втянул под Прохорова десятки уважаемых людей, так еще за свои деньги изготовил огромное количество листовок, газет и билбордов с Прохоровым. И что теперь со всем этим делать? То есть я попал на огромные расходы, от меня тут же разбежались все спонсоры, понимая, что мы не пройдем в Думу. А кто от всего этого выиграл? Путин и «Единая Россия». Если бы мы, допустим, прошли, получив 10—15%, это означало бы 50—60 мандатов. Мандаты, которые могли бы быть у «Правого дела», теперь будут — у «Единой России».

Борис Надеждин

Несколько вопросов, возникших после прочтения «Объяснительной записки»
Почему автор и его единомышленники молчали о «странном поведении» Прохорова вплоть до дня двух съездов 15 сентября?

Почему, зная о том, кто такой Шайхутдинов, автор и его единомышленники не протестовали против его активного участия в кампании «Правого дела», когда она еще только разворачивалась и пользовалась полной поддержкой администрации президента?

Когда и кто принял решение о проведении двух параллельных съездов?

Почему, зная о том, что представители администрации президента активно обрабатывали делегатов и даже в день приезда встречали с этой целью некоторых на вокзалах, автор и его единомышленники ничего об этом не заявили в СМИ?

Почему только фигура Ройзмана вызвала такое возбуждение не только в администрации, но и среди некоторых соратников автора по партии? Ведь люди со снятой судимостью есть в списках и других партий, и ничего?

Отдел политики
Отдельный вопрос от главного редактора:
Борис, правда ли, что Вы до сих пор раздумываете, оставаться ли в партии, которую теперь возглавляют г-н Дунаев и один кудрявый человек?


20.09.2011


Объяснительная записка опубликована в Новой Газете
Постоянный URL записки http://www.novayagazeta.ru/data/2011/105/23.html


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Что сказал Борис Надеждин (расшифровка записи)

 Демократия.Ру: Носик А., Зачем развели Прохорова

 Демократия.Ру: Иртеньев И., Плевое дело

 Демократия.Ру: Пионтковский А., Прохеров конец "Прохерова дела"

 Демократия.Ру: Рыклин А., «И Федя его снова закопал...»

 Демократия.Ру: Шендерович В., К вопросу о бла-бла

 Демократия.Ру: Подрабинек А., Кремлевская разводка

 Демократия.Ру: Вощанов П., Кремлевских окон негасимый свет. Партийная касса: судя по началу рекламной кампании, большинство партий получают деньги в одном окошке




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 01.12.2019

 13.11.2019

 07.11.2019

 11.09.2019

 11.09.2019

 07.09.2019

 07.09.2019

 04.09.2019

 23.08.2019

 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019

 19.02.2019

 23.01.2019


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта