Демократия.Ру




Демократия по-российски — один день голосуем — четыре года голосим. Ю.Чиркове


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


26.02.2020, среда. Московское время 10:32

Обновлено: 07.05.2003  Версия для печати

Уроки и вопросы Норильска

Бузин А.

«Нерядовой», по выражению Председателя ЦИК РФ А.А.Вешнякова, случай на выборах Главы единого муниципального образования «город Норильск», когда ко второму туру голосования не осталось ни одного кандидата, по многим причинам требует особого рассмотрения. Во-первых, само по себе выбытие всех кандидатов является беспрецедентным. Во-вторых, норильские выборы обогатили копилку избирательных технологий, как частных, так и административных. В-третьих, эти выборы высветили проблемы взаимодействия избирательных комиссий с другими органами власти. В-четвертых, они поставили новые вопросы в теории избирательного права. Заметим, кстати, что норильские выборы были одни из первых, проходивших на основании нового закона о гарантиях избирательных прав.

В данной заметке автор, принимавший непосредственное участие в событиях второго тура норильских выборов (представлявший интересы кандидата Мельникова в суде), попробует вкратце изложить свое небесспорное мнение об этих событиях. Сразу отметим, что мы не будем обсуждать вопросы борьбы за ресурсы между «Интерросом» и «Русским алюминием». По-видимому, этот аспект не менее, если не более, интересен с исследовательской точки зрения. Однако, во-первых, он проявляется на выборах лишь опосредованно, через действия субъектов избирательного процесса, а, во-вторых, упомянутая борьба представляется автору некоторым естественным более-менее цивилизованным способом деятельности коммерческих групп, намного более мягким, нежели физическое устранение конкурентов. Одной из причин нерассмотрения данного аспекта в этой заметке является также то, что мы не обладаем достаточной информацией, о том, кто стоит за теми или иными кандидатами и стоит ли вообще. Но по косвенным данным, по характеру действий участников избирательного процесса можно делать предположения о группировке сил.

Автора в большей степени занимает непосредственно проявляющийся на выборах цинизм органов власти, принимающих сторону одного из кандидатов. Увы, государство, обязанное обеспечивать конституционные права граждан, слишком часто пренебрежительно относится к закону, в частности к избирательному закону. С учетом того, что целенаправленные политические действия власти на выборах существенно более заметны, чем действия финансово-промышленных групп, не совсем искренними представляются заявления должностных лиц об их непричастности к действиям избирательных комиссий и правоохранительных органов, а также их сожаления по поводу недоверия граждан к институту выборов.
История с предысторией

Выборы мэра Норильска были досрочными. В Красноярском крае после гибели губернатора А.Лебедя, происходила «сдвижка» власти, первым этапом которой были выборы нового красноярского губернатора. Им стал А.Хлопонин, бывший губернатор Таймырского автономного округа, входящего в состав Красноярского края. Выборы Губернатора Красноярского края вошли в историю российских выборов беспрецедентным поведением Красноярской краевой избирательной комиссии, которая упорно не хотела признавать выборы действительными, указывая на большое количество нарушений со стороны основных кандидатов. Как известно, в разрешении этого конфликта приняли участие Президент РФ (назначивший одного из кандидатов исполняющим обязанности), Красноярский краевой суд (отменивший решение Красноярской краевой комиссии о признании выборов недействительными, а впоследствии расформировавший комиссию), Центральная избирательная комиссия РФ (принявшая решение об избрании А.Хлопонина и подавшая в суд заявление о расформировании краевой комиссии) и Верховный суд РФ, поддержавший расформирование краевой комиссии. Не вдаваясь в суть дела, отметим тот факт, что полномочия ЦИК РФ в вопросах определения результатов выборов и расформирования краевой комиссии достаточно спорны. Полагаем, что события на выборах Губернатора имели определенный «воспитательный» эффект и повлияли на поведение участников последовавших выборов.

На досрочных выборах Губернатора Таймырского автономного округа победу одержал О.Бударгин – бывший мэр Норильска. По свидетельству многих средств массовой информации, О.Бударгин – член команды А.Хлопонина. Однако, победа этой команды на выборах в государственный орган Таймырского автономного округа (около 27 тысяч избирателей) лишила ее политически более значимой муниципальной должности мэра Норильска (более чем 150 тысяч избирателей). Поэтому совершенно естественно, что команда Хлопонина жаждала победы удобного для нее кандидата С.Шмакова – председателя норильского горсовета.

Однако, первый тур выборов принес неожиданный результат: с достаточно большим отрывом в 15% С.Шмакова победил местный профсоюзный лидер В.Мельников. Поскольку Мельников в Норильске является достаточно известной, а с точки зрения власти – просто одиозной, фигурой, постольку у хлопонинской команды не было шансов найти с ним общий язык перед вторым туром. Судя по всему, Мельников не вписывается в принятые властью правила игры. Это чувствуется, например, по тону недавней статьи в газете «Известия» (еще во время губернаторских выборов явно симпатизировавшей Хлопонину), где Мельников обвиняется в том, что он «настроен на перманентный конфликт» и в том, что он «не привык внимательно относиться к требованиям закона». (Заметим в скобках, что у автора этой заметки за пять дней общения с Мельниковым не сложилось подобного впечатления).

Избирательные технологии

Здесь не будет сказано ни слова об анонимных агитационных материалах, подкупе избирателей, приклеивании листовок к лобовым стеклам машин и телефонной агитации в полночь. Речь пойдет о намного более серьезных вещах – объединении административных избирательных технологий с творчеством частных политтехнологов. Нельзя сказать, что такое единение мы видим в первый раз. Наоборот, нам представляется, что привлечение политтехнологов из частных фирм к работе на администрацию приобретает все больший размах, а началось это с выборов Президента РФ в 1996 году. (Автор этой заметки был нимало удивлен в 2001 году на дополнительных выборах депутата Государственной Думы по одному из округов в городе Москве, когда узнал о назначении в период избирательной кампании на должность заместителя организационным управлением Префектуры Южного административного округа одного довольно известного частного политконсультанта).

Кандидат-киллер

В первом туре норильских выборов приняли участие четыре кандидата. Их поведение с большой вероятностью позволяет предположить следующие позиции этих кандидатов: Мельников и Шмаков являлись реальными конкурентами, а господа Фрайман (работник «Норникеля») и Глисков (красноярский адвокат) – «квазикандидаты» от шмаковского штаба. Фрайман исполнял известную каждому российскому политтехнологу роль «кандидата-дублера», предусмотренную на случай «офсайта» - снятия всех кандидатов, а также для усиления представительства в городской избирательной комиссии. Роль Глискова была если не изобретением красноярских политтехнологов из штаба Шмакова, то по-крайней мере грамотным использованием довольно новой избирательной технологии «кандидат-киллер».

А.Глисков сразу после выдвижения заявил о том, что его задача заключается не в том, чтобы стать мэром, а в «очищении выборов от грязных технологий». Он действительно в период избирательной кампании занимался не агитацией, а устранением конкурентов Шмакова. Заметим, что А.Глисков не впервые появился на выборах в Красноярском крае: во время губернаторских выборов он был представителем одного из кандидатов и активно боролся в краевой избирательной комиссии против нарушений кандидата А.Усса.

Такую гражданскую позицию Глискова можно было бы только приветсвовать. В конце концов, в России есть несколько человек, которые тратят свои собственные ресурсы на достижение целей, которые, как им представляется, важны для общества, а не для них лично (вспомним, хотя бы вездесущего кандидата Д.Н.Бердникова). Однако, нигде такого рода кандидаты не получали столь мощной поддержки средств массовой информации. Этот скромный кандидат, набравший чуть больше одного процента голосов и занявший последнее место, почему-то пользовался несоразмерным вниманием средств массовой информации. Он позволял себе устраивать широкие пресс-конференции, а цитаты его не очень конкретных высказываний о нарушениях со стороны Мельникова неоднократно появлялись в местной и российской прессе. Например, в уже цитировавшейся статье из «Известий», голословные высказывания адвоката Глискова относительно Мельникова приведены дважды.

Кандидат А.Глисков подал в норильскую прокуратуру и в норильский суд заявления о нарушениях избирательного закона со стороны Мельникова.
Кандидат А.Глисков боролся за правду до конца. Заключительным аккордом деятельности Глискова по «очищению выборов» было его заявление по местным каналам телевидения о том, что он имел договоренность с Мельниковым, что он будет его дублером, а в декабре они оба будут баллотироваться в Госдуму. Это был задел на будущие повторные выборы.

Прокурор

Заявление Глискова в прокуратуру пало на явно благоприятную почву: прокурор города Норильска, подождав победы Мельникова в первом туре, направил представление в городскую избирательную комиссию об устранении нарушений избирательного законодательства. (Представление имеет исходящей датой 18 апреля, то есть до голосования, а передано в избирком только 22 апреля – после голосования). Представление повторяет претензии кандидата А.Глискова к кандидату В.Мельникову. Суть этих претензий мы изложим ниже, а здесь обратим внимание на заключительную часть представления. Прокурор Норильска ТРЕБУЕТ от избирательной комиссии не просто «устранить нарушения», но и обратиться в суд с заявлением об отмене регистрации Мельникова. Вот вам и «независимость» избирательной комиссии от других органов власти (пункт 12 статьи 20 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации") и невмешательство в их деятельность (пункт 7 статьи 3 того же закона). Представление прокурора, как известно, подлежит безотлагательному рассмотрению.

О каких же нарушениях пишет прокурор в избирательную комиссию? Во-первых, в агитационном ролике Мельникова, использованы фрагменты песни А.Макаревича, что является нарушением авторского права. Во-вторых, на одном из местных телеканалов в период избирательной кампании транслировалось интервью с Мельниковым. В третьих, изготовление одной листовок Мельникова должно было обойтись ему в 1,8 миллиона рублей, а он заплатил за нее только 138 тысяч!

Первые два обвинения свидетельствуют лишь о том, что прокуратура и не собиралась разбираться в претензиях Глискова, а просто транслировала их.

Следов расследования этих обвинений, чем собственно, и должна заниматься прокуратура, в представлении не заметно. Если первые два эпизода и являются нарушениями, то уж устранение их возложено не на избирательную комиссию, а как раз на правоохранительные органы (пункты 8 и 9 статьи 56 Закона о гарантиях). Но главное - подобные нарушения, в соответствии с законом, не влекут за собой отмену регистрации кандидата.

Если первые два обвинения прокурора свидетельствуют о его недобросовестности и некомпетентности, то последнее нельзя объяснить ничем, кроме как нестерпимым желанием отменить регистрацию Мельникова. Это обвинение не выдерживает никакой критики, как с точки зрения логики, так и с точки зрения фактического материала. Исходным пунктом абсурдной цепочки рассуждений прокурора является тот факт, что в прайс-листе предпринимателя А.Манченко есть позиция «изготовление цветных двусторонних листовок методом лазерной печати тиражом до 1000 экземпляров – 30 рублей за штуку», а заключительным пунктом – то, что кандидат Мельников «использовал денежные средства в размере 1,6 миллиона рублей помимо избирательного фонда с целью достижения определенного результата на выборах». Последнее действительно представляет собой правонарушение, за которое предусмотрена отмена регистрации, и именно это должно было быть заключительным звеном в цепочке обвинений.

Прокурор провел расследование в связи с данным обвинением и получил от предпринимателя Манченко и представителя кандидата Мельникова разъяснения и все подтверждающие документы. Прокурор узнал, что расценки в 30 рублей за листовку не имеют отношения к листовкам, заказанным Мельниковым у Манченко: последние изготавливались не на лазерном принтере, а методом офсетной печати и тираж у них был не 1000 экземпляров, а 60000. Заключенный договор между Манченко и Мельниковым предусматривал цену 2,3 за листовку, которая вполне естественна при изготовлении офсетной печатью. Изготавливались листовки по заказу Манченко в Москве в фирме «Конструкция777», доставлялись в Норильск по заказу Манченко фирмой «Востоксибтранс». Все счета оплачены, их суммы не превосходят суммы, заплаченной Мельниковым по договору. Манченко выступил в данном случае как исполнитель договора с Мельниковым, подыскав соответствующих субисполнителей.

Все это было известно прокурору. Тем не менее он делает вывод: если в прайс-листе есть число 30, то на него и надо умножить 60000 экземпляров; тогда получим 1,8 миллиона рублей. А Мельников оплатил только 138 тысяч, значит Манченко оказал финансовую помощь Мельникову в сумме 1,662 миллиона рублей! Неверен ни посыл утверждения, ни сам вывод. А далее следующее утверждение: оказание финансовой помощи – суть использование денежных средств!

Что означает весь этот абсурд? Отсутствие логического мышления? Но этот абсурд повторен в судебном заявлении избирательной комиссии и в решении суда! Невозможно представить себе, чтобы логическое мышление отсутствовало сразу у многих людей, получивших высшее юридическое образование.

Избирательные комиссии

Избирательная комиссия единого муниципального образования «город Норильск», получив представление прокурора 22 апреля, в этот же день приняла сразу два важных решения: об итогах голосования, где констатировала, что Мельников набрал 47% голосов, а Шмаков – 32% и об обращении в суд с заявлением об отмене регистрации Мельникова. Решение комиссии было принято шестью голосами против одного, самого Мельникова на заседание не приглашали.

Таким образом, нарушения со стороны Мельникова проявились сразу после его победы в первом туре. Проголосовавший против решения член комиссии И.Кулешов указал на суде, что решение принималось в срочном порядке, на основании представления прокурора, без проверки обстоятельств дела.

Избирательная комиссия оставила в своем заявлении только один эпизод (о листовке), поскольку лишь он, с точки зрения комиссии, мог служить основанием для отмены регистрации кандидата. Однако, к началу судебного заседания избирательная комиссия подала дополнения к своему заявлению, содержащие обвинения Мельникова еще в нескольких нарушениях.

Еще несколько слов об избирательных комиссиях и их роли на выборах.
Российское избирательное законодательство предусматривает, что вышестоящие комиссии могут и должны осуществлять контроль за соблюдением избирательных прав. Краевая комиссия, неудачно осуществившая контроль на губернаторских выборах, в период норильской избирательной кампании отсутствовала. Какие действия могла или должна была предпринять Центральная избирательная комиссия РФ, в которую кандидат Мельников направил заявление? У ЦИК нет полномочий влиять на решение суда или деятельность прокуратуры. Однако, представляется, что в данной ситуации ЦИК могла бы высказать свою компетентную оценку тех обвинений, которые были выдвинуты против Мельникова, а также высказаться по поводу требований прокурора к избирательной комиссии муниципального образования.

Заявление Мельникова было передано в приемную ЦИК РФ 28 апреля, о чем имеется соответствующая запись на копии этого заявления. 29 и 30 апреля Председатель ЦИК А.А.Вешняков, давая интервью центральным каналам телевидения утверждал, что «в ЦИК никаких заявлений по Норильску не поступало». Что бы это значило?

Суд

Судебный процесс, прошедший в пятницу 25 апреля под председательством судьи Соколовской Т.А., изобиловал примечательными деталями. Зал судебного заседания не вместил всех желающих. Как впоследствии выяснилось, желающие в своей массе были сторонниками кандидата Мельникова.

Один из представителей Мельникова, беседуя с судьей за два часа до начала заседания, получил от нее информацию, что заявление Глискова (содержавшее более обширный список обвинений чем заявление избирательной комиссии) рассматриваться не будет. Тем не менее, в начале судебного заседания оказалось, что заявление Глискова все же рассматривается. Что произошло за два часа – неясно, но, забегая вперед, скажем, что это был не последний случай «забывчивости» судьи в этом процессе.

В начале заседания избирательная комиссия ходатайствовала о приобщении к делу дополнений, которые якобы указывали на другие нарушения со стороны Мельникова. Суть дополнений следующая: 22 апреля Мельников дал интервью красноярской телекомпании, которое транслировалось по красноярскому телевидению (в Норильске красноярское телевидение могут смотреть единицы). Вывод: «кандидат Мельников В.В. использовал в целях достижения определенного результата на выборах денежные средства в размере 832 000 рублей помимо избирательного фонда»! А еще у избирательной комиссии нет сведений об оплате трех листовок кандидата Мельникова, образцы которых представлены им (зачем бы?) в избирком – использование 90 000 рублей помимо избирательного фонда. Ни одного документа к дополнению приложено не было.

Однако, представители Мельникова просили не удовлетворять ходатайство избирательной комиссии о приобщении дополнения, поскольку оно требует дополнительных обоснований, и суд отклонил это ходатайство избиркома.

Затем суд удовлетворил ходатайство представителей Мельникова об исключении из дела заявления Глискова, как поданного с нарушением процедуры (к моменту подачи заявления Глисков был уже не кандидатом, а простым борцом за чистоту выборов, и не имел права в соответствии с Гражданско-поцессуальным кодексом (ГПК) подавать такое заявление. Надо полагать, что судья Соколовская догадывалась об этом до заседания, но что-то побудило ее проверить, догадываются ли об этом другие участники процесса).

Рассмотрение дела длилось около трех часов. Наиболее яркую обличительную речь произнес не представитель заявителя, а представитель прокурора. По новому ГПК, который вступил в действие с 1 февраля 2003 года, прокурор обязан участвовать в судебном процессе по избирательным спорам. Следует, однако заметить, что прокурор представляет не сторону в процессе, а интересы государства, и его выступление завершает рассмотрение дела. Поэтому, его мнение влияет на процесс в большей степени, чем мнения сторон.

Суд удалился для вынесения решения в собственный кабинет (это комната, которая отличается от совещательной комнаты наличием телефона). Через час секретарь сообщил присутствующим, что в связи со сложностью дела судья не может вынести решения и откладывает его до утра понедельника.

В понедельник зал был также полон, как и в пятницу. Естественно было ожидать вынесения полного решения. Однако, оказалось, что судье Соколовской два дня понадобились для написания нескольких строк резолютивной части решения: регистрацию Мельникова отменить. Полное решение было обещано представить прямо перед праздниками: в 12 часов 30-го апреля.

Но парадокс заключался в том, что решение не было обращено к немедленному исполнению, как того требовала в своем заявлении избирательная комиссия. В этом случае решение не вступает в силу в течение 10 дней, а до дня голосования оставалась неделя. По-видимому, это была кульминация событий: многокабинетный штаб Шмакова должен был срочно исправлять ситуацию. И через полтора часа после вынесения первого решения судья Соколовская назначила судебное заседание по вынесению дополнительного решения об обращении первого решения к немедленному исполнению. Объяснение было незатейливым: «забыла».

Через два часа, судья Соколовская, не удовлетворив ходатайство о своем отводе, приняла в судебном заседании определение об обращении первого решения к немедленному исполнению, забыв на этот раз принять решение суда.

На этом закончилось рассмотрение дела в суде первой инстанции. Начался каскад отказов кандидатов (Шмаков, Фрайман, Глисков) от участия в выборах, результатом которого было признание выборов несостоявшимися в связи с выбытием всех кандидатов.

Норильские вопросы по избирательному праву

Вправе ли суд обращать решение об отмене регистрации кандидата к немедленному исполнению? Есть сомнения по формальным моментам (например, потому, что заявитель не является истцом, а само производство по избирательным спорам не является исковым производством). Есть сомнения и по существу: а не ущемляет ли в данном случае обращение к немедленному производству право на кассационное обжалование?

Что будет, если решение суда об отмене регистрации Мельникова будет отменено в кассационном или надзорном порядке? Должно ли в таком случае быть отменено решение комиссии о признании выборов несостоявшимися и о назначении новых выборов? Не должна ли в этом случае комиссия назначить новое повторное голосование, как незаконно отмененное?

Каковы полномочия прокуратуры в избирательном процессе? Имеет ли она право требовать от избирательной комиссии обращения в суд? А отказа в регистрации? Имеет ли она право по собственной инициативе расследовать финансовые нарушения кандидата, требовать от комиссии подписные листы и т.п.?

На первый тур норильских выборов было потрачено 2,5 миллиона бюджетных рублей. Если суд признает, что государственные и муниципальные служащие из прокуратуры, суда, избирательной комиссии приняли неправомерное и безграмотное решение, повлекшее за собой утерю указанных денег, то какую ответсвенность понесут эти служащие?


Вопросы эти еще неоднократно возникнут в ближайшее время как в связи с норильскими выборами, так и в связи с выборами в Госдуму. Суд, прокуратура, избирательные комиссии зачастую оказываются административными рычагами. Хорошо, если они находятся разных руках: тогда возможны варианты. Но выборы, о которых написано в Конституции России, задуманы как выборы не из этих вариантов….


Андрей БУЗИН
Председатель Межрегионального объединения избирателей
07.05.2003


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Бузин А., Норильск - город хлебный

 Демократия.Ру: Гессен М., Казенин К., Слабоуправляемая демократия

 Демократия.Ру: Представление начинается. Пристегните ремни. Представление прокурора города Норильска

 Демократия.Ру: Любарев А., Норильский беспредел

 Демократия.Ру: Постановление Конституционного Суда РФ от 11 июня 2002 г. N10-П по делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 64, пункта 11 статьи 32, пунктов 8 и 9 статьи 35, пунктов 2 и 3 статьи 59 Федерального Закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» в связи с запросами Верховного Суда Российской Федерации и Тульского областного суда

 Демократия.Ру: Фирсов А., Российское избирательное законодательство противоречит Конституции?

 Демократия.Ру: ЦИК унизили

 ИА "Новости Гуманитарных Технологий": Профсоюзный лидер Валерий Мельников будет участвовать в выборах мэра Норильска в любом случае




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 01.02.2020

 19.01.2020

 06.01.2020

 01.12.2019

 13.11.2019

 07.11.2019

 11.09.2019

 11.09.2019

 07.09.2019

 07.09.2019

 04.09.2019

 23.08.2019

 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2020  Карта сайта