Демократия.Ру




Политик напоминает мне человека, который убил отца и мать, а затем, когда ему выносят приговор, просит его пощадить на том основании, что он — сирота. Авраам Линкольн (1809-1865), шестнадцатый президент США


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


19.08.2019, понедельник. Московское время 19:21

Обновлено: 26.07.2004  Версия для печати

Российский бизнес загоняют в тень

Тутыхин В.

Действия государственных структур в отношении "ЮКОСа" ставят под вопрос уже не судьбу одной конкретной компании, а всей существующей ныне системы экономических отношений в стране. К каким последствиям приведет "дело "ЮКОСа"? Что могло спровоцировать недавний банковский кризис? Долго ли продлится ралли на рынке недвижимости? На эти и другие вопросы "Yтру" отвечает председатель президиума коллегии адвокатов "Джон Тайнер и партнеры" Валерий Тутыхин.

"Yтро": Создается впечатление, что действия судебных органов умышленно направлены на разрушение бизнеса "ЮКОСа". Насколько, с правовой точки зрения, обоснован арест акций "Юганскнефтегаза"?

Валерий Тутыхин: На мой взгляд, как практикующего налогового юриста, в этих судебных делах очень многое, мягко говоря, не основано на положениях закона. Во многих случаях нормы либо притянуты за уши, либо решения в принципе не имеют законной привязки к применимым нормам права. Выводы пускай делают политики, а с юридической стороны это выглядит именно так.

Утверждение, что "ЮКОС" должен платить налоги за свои дочерние компании, не основано ни на каких положениях российского законодательства: судье даже пришлось выдумать новое понятие для того, чтобы сформулировать решение – "фактический собственник". Об этом после судебного заседания достаточно исчерпывающе говорили адвокаты из "Пепеляев, Гольцблат и партнеры", которые это дело вели.

Сейчас все практикующие юристы, которые следят за развитием событий со стороны, в шоке. По двум причинам. Во-первых, они наблюдают некое действие, которого не наблюдали раньше; они считали, что в государстве с более или менее цивилизованной судебной системой такое просто невозможно. А во-вторых, люди понимают, что если сейчас "ЮКОС" додавят через суды и он проиграет все апелляции и кассации (а я могу сказать заранее, что он абсолютно все проиграет), с юридической точки зрения создастся прецедент для обобщения практики и применения ее к любому налогоплательщику. Существует такая форма, как обобщение практики арбитражных судов, которую ведет Высший арбитражный суд. И если подобного рода дела доходят до рассмотрения в Высшем арбитражном суде, то они, в каком-то смысле, приобретают силу прецедента. То есть, если дело дойдет до этого уровня (а оно сейчас уже доходит) и будут приняты решения против "ЮКОСа", то создастся юридический прецедент, фактически открывающий дорогу к отъему любого имущества у любой компании, которая имела несчастье быть зарегистрированной более чем 1,5 года назад. Им просто скажут, что они – "фактический собственник" имущества какой-то другой компании, и доначислят налоги.

"Y": Не может ли ситуация вокруг "ЮКОСа" привести к процессу "распрозрачивания" бизнеса?

В.Т.: Она уже к этому привела. Это очень обидно сознавать. Мы традиционно работаем с крупными компаниями сырьевого сектора и до середины прошлого года активно выполняли заказы клиентов по обеспечению им прозрачной структуры владения собственностью, помогали "пересаживаться" с непроверенных налоговых методик на те, которые легко пройдут контроль "большой четверки" аудиторов. Мы помогали создавать прозрачные холдинги, помогали людям декларировать свои личные интересы, открыто показывать проценты соотношения долей собственности. С середины прошлого года большой вал заказов от крупной клиентуры связан с тем, чтобы законными методами скрыть владение, распараллелить его между разными компаниями. Причем это не связано ни с какими-то текущими проблемами клиентов, ни с корпоративными войнами, ни с антимонопольным законодательством – это связано с возвращением боязни прозрачности самой по себе.

"Y": Возвращается та система, которая имела место в 90-х?

В.Т.: Да, возвращается. Просто сейчас все это находится на более высоком качественном уровне для клиентов. Уже "обкатаны" и действуют методики, позволяющие на законной основе эффективно скрыть владение активами и в то же время все контролировать. Русский бизнес начал использовать сложные западные инструменты, такие как целевые трасты, инвестиционные фонды с различной структурой, механизмы взаимной обратной покупки акций и пр., – многие сложные вещи, которые, как ни печально это осознавать, работают не в интересах рынка и открытости, а во имя создания как можно более закрытой структуры собственности российских активов. В чем, собственно, все и преуспели.

"Y": То есть бизнес вновь начинает запутывать следы?

В.Т.: Можно сказать и так.

"Y": Нет ли у вас ощущения, что недавний банковский кризис мог быть инсценирован какой-то заинтересованной стороной с вполне конкретными целями?

В.Т.: Жутко политический вопрос, отвечать даже страшно... У меня есть ощущение (не как у юриста), что события в современной России определяются как бы двумя векторами. Есть некая генеральная линия, и есть тактические действия, которые могут отличаться друг от друга, поскольку их реализуют разные лица, но которые в любом случае следуют генеральной линии. Я считаю, что генеральной линией на ближайшее время является схлопывание в России независимого финансового рынка.

Для авторитарного государственного управления экономикой такие институты свободной экономики как частные банки, фондовый рынок, независимое консультационное сообщество, инвестиционные компании, паевые фонды не нужны. Россия – сырьевая держава, и у нее есть определенное количество сырьевых активов, работающих на экспорт. Для того чтобы получать доход от экспорта, допустим, нефти, совершенно не нужно иметь ни фондовый рынок, ни независимую банковскую систему, ни независимую адвокатуру, ничего не нужно. Для этого необходимо иметь скважину, желательно технически обустроенную, трубу с достаточным объемом прокачки и некое всесоюзное экспортное объединение, назовем его условно "ГосЭкспортНефть", которое занимается централизованной продажей нефти по текущей рыночной цене на внешнем рынке. Ничего другого для этого процесса не нужно. Экономика нашей страны в целом на этом и построена, все остальное – "от лукавого". Более того, ладно бы оно не мешало, так оно еще и мешает. Взять, к примеру, ту же историю с "ЮКОСом": допустим, есть там какой-то паевой инвестиционный фонд, которому принадлежит 0,01% акций компании. Тем не менее, при попытке государства проявить свою волю в отношении "ЮКОСа" этот фонд будет орать громче, чем кто бы то ни было, так как он теряет деньги своих пайщиков, своих инвесторов, в том числе и западных. Он начинает кричать, вопить и волей-неволей, косвенно оказывать какое-то PR-давление на решения государства по "ЮКОСу". Поэтому фондовый рынок в подобной системе только мешает: создает неконтролируемый переток капитала, повод для недовольства частных инвесторов при определенных событиях. Фондовый рынок также плох тем, что так и норовит раскрутить внутренний бизнес и продать его на Запад.

Независимая банковская система? Да зачем она нужна? Она сейчас только мешает процессу выпрямления контрольной вертикали. Банки непрозрачны для государства с точки зрения финансовых потоков, в них сложно проследить деньги компаний. Банки помогают экономить на налогах, переводить капиталы за границу, потом конфиденциально инвестировать их обратно в Россию. Естественно, ни один из этих процессов не согласуется с целями и интересами нынешней генеральной линии. А значит, все это не нужно и рано или поздно может уйти. Для обслуживания нефтеэкспорта достаточно пары госбанков. А работники нефтяной компании могут держать деньги в Сбербанке и получать оттуда периодически личные ссуды.

Тактические шаги в рамках этой линии могут быть разные. Может быть шоковый подход. Я так понимаю, что ситуация, которую разыграли вокруг "Альфа-банка", – это как раз проявление неких интересов неких групп, которые исповедуют именно подход шоковой терапии. Откат назад, который мы видели вслед за этим, скорее всего, свидетельствует о том, что в конечном счете возобладала точка зрения о том, что это нельзя делать через шок, а нужно дать процессу естественный ход. И он был дан, поскольку я не уверен, что вкладчики будут массово возвращаться в частные банки. "Альфа-банк" в кризисе выстоял: он не "упал", сохранил свои лицензии, сохранил лицо, позволил убедиться, что он – стабильный финансовый институт. Но стратегически народ все-таки получил "правильную" установку: мол, покуда вы, господа, держите свои деньги в частной банковской индустрии, вы делаете это на свой страх и риск...

Я думаю, что этот кризис мог вполне начаться спонтанно, и, вероятно, процесс по "Содбизнесбанку" не был началом какого-то дьявольского плана. Вполне может быть, что это была разовая силовая операция. Но наличие той генеральной линии, о которой я говорил, и осознание большинством участников рынка наличия такой линии, позволяет совершенно случайные события на рынке превращать в кризисные явления. Если бы это произошло 4 года назад и у "Содбизнесбанка" отозвали лицензию, никакого эффекта для финансового рынка это не вызвало бы. Если б раньше какая-нибудь служба, будь то налоговая полиция или кто-то еще, заявила, что у нее есть претензии к каким-то московским банкам, которые обналичивают деньги, все бы сказали: "Окей, банки обналичивают деньги – эка невидаль, будем просто чуть аккуратнее". Но это не спровоцировало бы кризиса неплатежей, кризиса доверия и прочих "системных" явлений. Банкиры бы "впрыснули" в свои банки побольше ликвидности из личных средств, уверенные, что не потеряют их, и "пересидели" бы кризис.

"Y": Отразится ли этот кризис на рынке недвижимости? Известно, что несколько банков, кредитующих крупных застройщиков, имели проблемы, проецирующиеся на этот рынок.

В.Т.: Я думаю, что, как в любом сложном экономическом процессе, здесь нет прямой линейной взаимосвязи. Все это – звенья одного и того же экономического процесса, который мы только что описывали. При спокойной обстановке и генеральном курсе на экономическую свободу локальный банковский кризис не имел бы серьезных последствий на рынке недвижимости. Если потребитель уверен в стабильности этого рынка в целом, то все могло бы ограничиться небольшим провальчиком, не более. Через какое-то короткое время все пошло бы в прежнем русле. На то он и рынок, чтоб ходить вверх-вниз, а не стоять на месте. Но сейчас финансовый кризис накладывается еще на ожидаемый всеми передел на рынке застройки на самых "вкусных" местах.

Сейчас уже практически официально объявлено, что большинство крупных строительных компаний пользуются различными схемами обналичивания денег; также мы видим наезд на Госстрой, выдававший кучу строительных лицензий фирмам, через которые потом наличили деньги... Недавно я был на семинаре на Мальте – это был семинар Ассоциации российских банков, участником которой является моя адвокатская коллегия; там выступали господа из ФСФМ, и они показывали на проекторе с компьютера реальный пример движения денежных средств (конечно, без имен и названий), прозрачно намекая на то, кого из крупных игроков строительного рынка они имели в виду. Они говорили, что вот, мы проследили, как деньги ушли на Запад, как часть их вернулась обратно и была обналичена на зарплату гастарбайтерам, другая часть, возможно, пошла на подкуп определенных должностных лиц, ответственных за определенные имущественные отношения в столице... и т.д. Они говорили достаточно прозрачно... многое было понятно.

Я думаю, что перед началом открытого передела, до которого времени, похоже, осталось немного, те, кто делал инвестиции на рынке недвижимости, параллельно присутствуя на нем в качестве оператора, постараются закрыть как можно больше позиций, уйти в деньги и спрятать их подальше. Это, кстати, подтверждают и данные ЦБ по экспорту капитала.

"Y": Возможна ли у нас в принципе такая же ситуация с недвижимостью, какая в свое время была в Японии?

В.Т.: Я плохо знаком с ситуацией с недвижимостью в Японии. Там она, скорее, была вызвана тем, что кредитование недвижимости было просто способом украсть деньги из банков, у нас не этот случай. В России сейчас другое. Помимо нервозности частных инвесторов, помимо того, что пройден порог критической доли инвестиционных квартир, сейчас завершился очередной цикл вложения денег – люди получили на руки квартиры, с которыми надо что-то делать... Сейчас все эти факторы сошлись воедино. Насколько рынок недвижимости провалится в целом, я не знаю, но то, что он будет дестабилизирован, – это точно.

"Y": В начале июля Счетная палата должна была обнародовать доклад об итогах приватизации 1993-2003 гг., но он был перенесен на более поздний срок. С чем это может быть связано? Идет ли речь о том, что ведется процесс подготовки новых дел по приватизации?

В.Т.: Я думаю, что Счетная палата с ее исследованиями приватизации есть просто некий инструмент, который сейчас тактически удобнее держать в кармане, нежели выкладывать на стол. Этой картой могут сыграть, а могут и не сыграть. Если сыграют, то в течение года, поскольку основные сроки исковой давности (10 лет по делам о приватизации) пройдут где-то до середины 2005 года. Счетная палата вообще имеет очень забавную историю – они обычно выносят заключение, говорят, как все было сделано плохо, но при этом добавляют, что сделано-то было законно. Посему Счетная палата хороша больше для PR-поддержки определенных действий государства, нежели для юридической мотивации того, почему все нужно открутить назад. Тем более что у приватизированных тогда активов сегодня зачастую уже другие собственники, опять же, фондовый рынок может вклиниться... Поэтому основная тяжесть процесса отъема собственности, если таковой будет иметь место, ляжет не на них, а на совершенно другие органы. Это прокуратура, спецслужбы, налоговики.

К тому же, сейчас лето – затишье, а значит, выливать на общественное мнение новости про приватизацию не совсем эффективно. Народ в отпусках, для тех же, кто остался, сегодня самая большая новость – кого и какими словами обматерил Киркоров. Я думаю, с этой точки зрения все это доживет до сентября. Эта карта достаточно тяжелая, но при всем при том не козырная, и бросать ее на стол тогда, когда основная масса игроков греется на солнышке, думаю, нет смысла...


Максим ЛЕГУЕНКО
26.07.2004

Статья и фото опубликованы на сайте Утро.Ру
Постоянный URL статьи http://www.utro.ru/articles/2004/07/26/333146.shtml


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 
Демократия.Ру: Тараторкин Д., Колесниченко А., Россия на грани распада?

 Новые Известия: ЦРУ обещает распад России на 8 государств

 Демократия.Ру: Поляков Ю., Россия в откате

 Демократия.Ру: Крик души

 Демократия.Ру: Россия – страна, где нет презумпции невиновности




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019

 19.02.2019

 23.01.2019

 07.10.2018

 29.09.2018

 14.09.2018

 27.07.2018

 27.07.2018

 23.07.2018

 18.07.2018

 10.07.2018

 29.06.2018


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта