Демократия.Ру




Определение деспотизма: такой порядок вещей, при котором высший низок, а низший унижен. Н. Шамфор


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


26.08.2019, понедельник. Московское время 01:30

Обновлено: 11.10.2004  Версия для печати

Инкубатор для демократии или зерно распада?

Кынев А.

Какой будет судьба региональных парламентов в новых условиях?

Предстоящая отмена выборности губернаторов и переход от смешанной избирательной системы на выборах депутатов Государственной Думы РФ к чисто пропорциональной с завышенным 7%-м избирательным барьером и усилением репрессивного характера законодательства о политических партиях заставляют политически активную часть общества обратить внимание на последний относительно значимый уровень власти, остающийся выборным в подобных условиях – региональные Законодательные Собрания.

Надежды, что роль региональных парламентов вырастет только потому, что они будут утверждать предложенную президентом безальтернативную кандидатуру губернатора, более чем призрачны. Предлагаемая в президентском законопроекте формула возможности роспуска Законодательного Собрания после повторного неутверждения президентского выдвиженца делает процедуру «утверждения» иллюзорной и формальной, так как очевидно, что в подобных условиях вряд ли найдется Законодательное Собрание, которое пойдет против воли Президента. Не стоит сомневаться и в том, какое массированное давление будет оказываться на региональных депутатов.

Таким образом, новая формула назначения губернаторов автоматически реальную роль и власть региональных ЗС почти не увеличит. Тем не менее, возрастет политическая роль Законодательных Собраний, но уже по другим, гораздо более широким и разнообразным причинам. Проще говоря у них не станет больше власти, но в них станет гораздо больше политики.

Дело в том, что помимо отмены выборности губернаторов, комплекс предложенных инициатив также делает Госдуму органом, куда независимый, а тем более оппозиционный политик попасть почти не может. И так крайне жесткий закон о политических партиях, по которому они полностью зависимы от государства и могут практически в любой момент лишены регистрации за малейшее нарушение (так чтобы ликвидировать региональное отделение партии, достаточного заставить одного человека подтвердить, что его включили в члены партии без его согласия, а как только у партии становится меньше 45 региональных отделений, то ликвидируется и сама партия), предлагается еще более ужесточить. Так как выполнение требований закона практически нереально, то все существующие партии действуют, в чем-то его нарушая и лишь имитируя многие его требования, и поэтому находятся «на коротком поводке» у контролирующих органов. Более того, по негласному указанию процесс регистрации новых партий фактически прекращен и делается все для ликвидации уже имеющихся. В регионах началась целая волна принудительной ликвидации региональных отделений политических партий, так в Красноярском крае уже в судебном порядке ликвидированы отделения четырех политических партий, в Ханты-Мансийском АО также четырех, в Чувашии шести, в Новгородской области готовится ликвидация региональных отделений Республиканской партии РФ, Российской коммунистической рабочей партии - Российской партии коммунистов, Российской объединенной промышленной партии и т.д.. Теперь этот жесткий закон предлагается еще более ужесточить, подняв и без того нереальную планку в 10 тысяч членов до 100 тысяч. На практике это будет означать фактическую ликвидацию многопартийности и сокращение числа партий до небольшого числа полностью контролируемых государством образований, имитирующих политические партии.

Таким образом выборы только по партспискам превращаются в выборы среди партий, контролируемых государством. Да еще и при 7% заградительном барьере. Право самостоятельного участия в политике граждане фактически лишаются. Фильтрация производится как минимум на 5 уровнях: вначале надо вступить в партию, затем нужно чтобы тебя выдвинут партийный съезд, затем нужно чтобы тебя пропустило управление юстиции, затем нужно чтобы пропустила избирательная комиссия, и не дай бог не снял с выборов суд. Ну а затем надо преодолеть 7% барьер, что без господдержки фактически невозможно.

В результате: губернаторов избирать нельзя, Госдума – «для избранных», но остается большое число людей, имеющих политические амбиции и потребность в статусе, и большое число структур, заинтересованных в сохранении пусть небольших, но собственных рычагов влияния на власть. Им будет нужно и жизненно необходимо сохранить себя в политике и иметь возможность площадки для заявления и защиты своих позиций. Таких площадок после президентских реформ остается две – региональные Законодательные Собрания и органы местного самоуправления, но это самый низкий уровень власти, и действительно политически интересен и влиятелен он лишь в довольно крупных городах (в которых, кстати, видимо тоже скоро глав администраций будут назначать, а не избирать). Есть еще гипотетическая возможность того, что будет введена выборность населением Совета Федерации, но, скорей всего, и там придумают механизм, в максимальной степени отстраняющий от этого процесса собственно население. Таким образом, именно Законодательные Собрания должны будут стать теми органами, куда направят свои основные усилия все те, кому новая система власти в стране не дает возможности защищать свои интересы в федеральном парламенте или на уровне губернаторов. Это значит, что именно там будет формироваться реальная повестка дня, интересующая население того или иного региона, это означает, что именно там будет в максимальной степени находить свое выражение общественное мнение.

Данная система, и в этом один из ее главных недостатков, не дает возможности саморазвития и формирования новых электоральных предложений, пытается зацементировать нынешнюю систему власти если не навсегда, то на максимально возможный долгий срок. Так как создавать новые партии сейчас почти невозможно, а от старых население устало, то в результате возникает опасный вакуум, когда на федеральных выборах стимула голосовать у населения почти не остается, что неизбежно приведет и уже приводит к снижению явки и росту голосования «против всех» (или же к голосованию за две «разрешенные» оппозиции – ЛДПР и «Родину», для тех, кто верит в их реальную оппозиционность). То есть легитимность федеральной власти будет неизбежно снижаться в пользу региональной представительной власти - единственной, где у населения останутся персональные представители и единственной в новой системе, способной учитывать специфические интересы конкретного региона. Региональные предвыборные блоки (независимо от того, с какой федеральной партией они связаны) теперь станут единственной лабораторией обкатки новых идей и конструкций, если угодно - инкубатором новых политических проектов, где будет рождаться то, что то со временем сможет вырасти в нечто федерального масштаба. С одной стороны это лучше систематизирует и обозначит региональный политический интерес, позволит его выкристаллизовать, с другой – очевидно, что того самого единства страны, ради которого вроде бы затеяна вся эта реформа, станет меньше, и интересы регионов все более будут расходиться и непохожесть их политических систем будет все более сильной.

И любой (!) конфликт между избранным населением региональным парламентом и назначенным центром губернатором в этой ситуации будет приобретать роль конфликта между регионом и федеральным центром. А возникновение таких конфликтов неизбежно. Попытка якобы унифицировать реально непохожие и очень разные по своей экономической структуре, истории, традициям, национальному составу регионы не может не привести там, где такие различные интересы действительно есть, к обострению осознания этих различий, ведь именно в отсутствие права на что-то ты наиболее четко осознаешь его реальную потребность. Злую шутку может сыграть и укрупнение регионов, за которое бьются многие политики. Формирование супер-регионов (Красноярский край или объединенная Тюменская область), фактически самодостаточных в сочетании с неизбежным в новой системе обострением регионального самосознания – это по сути формирование протогосударств, которые могут стать государствами как только тот или иной масштабный кризис произойдет на федеральном уровне.

Эта грань между «инкубаторами демократии» и «зернами распада» очень зыбкая, и чтобы одно не перешло в другое, нужна политическая мудрость и гибкость тех, кому в новой системе будет суждено принимать кадровые решения и руководить регионами. Опасности, которые закладывает и создает новая система, очень высоки, и реализуется ли их потенциал, покажет только время.

Несомненно, что осознав эти угрозы, власть может попытаться максимально поставить под контроль и региональные Законодательные Собрания – запретить к примеру избирательные блоки (такая идея есть в аналитической записке Центризбиркома), чтобы в корне пресечь возможность чисто «региональных» политических проектов. Но, во-первых, даже многие региональные отделения федеральных политических партий сильно отличаются от своих «материнских» федеральных структур и легко покупаются теми или региональными ФПГ, во-вторых, на региональном уровне сохраняется смешанная избирательная система, а значит возможность избрания независимых депутатов. Можно, конечно, вообще запретить и в регионах мажоритарные выборы или же разрешить выдвигаться только от политических партий. Но запрет на публичную политику вообще тогда приведет к тому, что можно полностью утратить легитимные в глазах населения органы власти и проигнорированный региональный интерес начет формировать уже вне ЗакСобраний, что приведет к радикализации и маргинализации оппозиции, возможности возникновения политического терроризма как оружия борьбы, что особенно опасно в национальных республиках.

Так что лучше вместо того, чтобы придумывать все более озощренные способы отстранения населения и общества от власти и ликвидации любых внесистемных элементов, создавать действительно эффективную систему учета реальных интересов общества. Нет ничего хуже, чем загнанные в глубь и проигнорированные интересы. Наша страна слишком разнообразна и непохожа, чтобы загнать ее в несколько узких и примитивных схем.


Александр Кынев, кандидат политических наук,
Эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований

10.10.2004


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Кынев А., Зачистка от демократии

 Демократия.Ру: Кынев А., Лучший способ разрушить страну: Вместо борьбы с коррупцией – борьба с иногородними

 Демократия.Ру: Кынев А., Жизнь после смерти

 Демократия.Ру: Кынев А., Кризис cистемы Титова

 Демократия.Ру: Кынев А., Парадоксы и перспективы политической системы Украины в свете президентских выборов 2004

 Демократия.Ру: Кынев А., Казахстан пытается построить пусть и «безопасную» для власти, но все-таки демократию

 Демократия.Ру: Кынев А., Пропорциональная Россия

 Демократия.Ру: Кынев А., Выборы Законодательных Собраний в российских регионах 14 марта 2004 года: опыт предвыборного блокостроительства набирает обороты

 Демократия.Ру: Кынев А., Демократия в нищете: Корякия избрала губернатора без надежды на лучшее

 Демократия.Ру: Кынев А., Рынок политических технологий после выборов Госдумы 2003 года




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 23.08.2019

 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019

 19.02.2019

 23.01.2019

 07.10.2018

 29.09.2018

 14.09.2018

 27.07.2018

 27.07.2018

 23.07.2018

 18.07.2018

 10.07.2018


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта