Демократия.Ру




В гражданском обществе после естественных даров, после здравия души и тела безопасное наслаждение собственностью есть самое священнейшее и драгоценнейшее. Адольф Книгге (1752=1799), немецкий писатель


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


06.12.2019, пятница. Московское время 11:30

Обновлено: 11.10.2004  Версия для печати

Абхазский кризис

Становая Т.

После первых альтернативных президентских выборов в Абхазии, ситуация в стране оказалась на грани кризиса: сейчас становится очевидным, что оба лидировавших кандидата на пост лидера страны не смогут возглавить непризнанную республику без серьезных политических и социальных последствий. Сама Абхазия фактически оказалась расколота на два лагеря: президент Абхазии Владислав Ардзинба заявил об угрозе начала гражданской войны.

Вечером в день голосования 3 октября ЦИК Абхазии заявил о том, что выборы состоялись: явка избирателей составила более 50%. По заявлениям представителей ЦИКа, уже к ночи могли появиться первые предварительные итоги голосования. Однако подсчет голосов затянулся, а различные неофициальные данные об итогах голосования оказывались противоположными и существенно накаляли ситуацию в стране. Известно было одно - выборы состоялись и их фаворитами являются генеральный директор госкомпании "Черноморэнерго" Сергей Багапш и теперь уже бывший премьер-министр) Рауль Хаджимба.

3 октября после закрытия избирательных участков появились две противоречащих друг другу неофициальных итогов выборов президента Абхазии. По данным опроса, проведенного среди проголосовавших избирателей при выходе с избирательных участков (exit-poll), победу на президентских выборах в Абхазии одерживал Рауль Хаджимба. Приблизительно аналогичные данные были обнародованы российским центральным телевидением вечером 3 октября. Известно, что российские политики оказывали поддержку Хаджимбе в качестве кандидата на пост президента республики, а Владимир Путин встретился с ним незадолго до выборов. В Абхазии этот жест расценили однозначно: Россия намерена впредь иметь дело именно с Хаджимбой, тем более, что вся избирательная кампания премьера была построена на российском факторе.

Однако избирательный штаб конкурента Хаджимбы Сергея Багапша, проводивший свой подсчет голосов, заявил о том, что однозначную победу уже в первом туре одержал именно Багапш. Ситуация усугублял тот факт, что ЦИК, обещавший практически сразу после окончания голосования начать обнародовать предварительные результаты, "молчал" около двух суток, указывая на наличие множества нарушений и отсутствие данных из нескольких районов республики. В первую очередь имелся в виду Гальский район, в котором преимущественно проживает грузинское население. 5 октября появились предварительные данные только по двум районам: как сообщил глава ЦИК Абхазии Сергей Смыр, в Сухуми за Хаджимбу проголосовали 8 тыс. 348 человек, за Сергея Багапша - 7 тыс. 873 человека. Остальные кандидаты набрали в несколько раз меньше голосов. В Гагрском районе за Хаджимбу поданы 5 тыс. 490 голосов, за Багапша - 5 тыс. 802. Таким образом, получалось, что разрыв между двумя лидерами весьма небольшой, и расстановка сил могла поменяться в любой момент, что также накаляло ситуацию. Положение начало усугубляться тем, что сами результаты первого тура уже тогда были поставлены под сомнение Хаджимбой, что свидетельствовало о негативном для него развитии событий.

ЦИК Абхазии оказался в непростой ситуации: официальные предварительные данные были обнародованы с большим опозданием и поэтому вызывали большие сомнения с точки зрения их легитимности. Более того, победа кандидата от власти Рауля Хаджинбы, к которой, судя по всему, склонялся ЦИК, могла вызвать бурю протестов как со стороны противоположной стороны, так и со стороны значительной части населения, для которого эти выборы были весьма знаковыми и символичными. В то же время признавать победу в первом туре конкурента - Багапша было неприемлемо, так как означало бы полный провал всей кампании, проведенной властью совместно с Москвой, и нацеленной на сохранение преемственности пророссийской власти.

Буквально через несколько часов появилась уже неофициальная информация источника в ЦИК о том, что, скорее всего, состоится второй тур: по его данным, без учета Гальского района в абсолютных цифрах лидирует Багапш, которому, правда, не удалось преодолеть 50-процентный барьер. С учетом итогов голосования в Гальском районе Багапш набрал более 50% голосов и должен быть объявлен победителем выборов. Без учета голосов этого района он набрал только 45,78% и, соответственно, должен быть назначен второй тур голосования, в который также вышел бы Рауль Хаджимба, набравший 38,47%. Проведение второго тура сначала казалось возможным выходом из ситуации: ни одна сторона не оказывается проигравшей и получает шанс быть избранной во втором туре.

Однако в итоге сам ЦИК предложил провести повторные выборы в Гальском районе, что окончательно повернуло ситуацию в сторону кризисного сценария. Позиция Багапша после этого оказывалась гораздо более выигрышной: он, во-первых, был готов признать итоги первого тура выборов, говоря о том, что они прошли без существенных нарушений (ссылаясь на международных наблюдателей). Во-вторых, он позднее выразил готовность и к проведению повторных выборов в Гальском районе, в котором по предварительным данным лидировал: складывалось мнение, что Багапш был абсолютно уверен в своей победе.

Тем временем, президент Абхазии Владислав Ардзинба назвал решение ЦИКа незаконным и обвинил Багапша в оказании силового давления на членов ЦИКа: по его словам, "в ночь с 5 на 6 октября 2004 года под силовым давлением представителей предвыборного штаба Сергея Багапша члены ЦИК Республики Абхазия были собраны на незапланированное досрочное заседание. С помощью угроз их (членов ЦИК) принудили проголосовать за решение об отмене результатов выборов в Гальском районе и проведении на его территории повторного голосования". К середине прошлой недели стало понятно, что выборы оказались проваленными и могут привести к крайне тяжелым политическим и социальным последствиям для непризнанной республики.

Президентские выборы в Абхазии приобретают особое значение с двух позиций. Во-первых, их результаты могут повлиять на течение грузино-абхазского конфликта. Как известно, Рауль Хаджимба пользовался безоговорочной поддержкой Москвы. Он также преподносился в информационном пространстве как преемник нынешнего президента Абхазии Ардзинбы, который также настроен пророссийски. В то же время постоянно распространялась информация о прогрузинской позиции Багапша: якобы его неофициально поддерживает Тбилиси. Это выглядело особенно убедительно на фоне того факта, что супруга Багапша является грузинкой. Однако во многом эта информация педалировалась искусственно: населению пиаровскими средствами навязывался выбор между пророссийским и прогрузинским политиками. Понятно, что для карьеры любого абхазского политика обвинения в связях с Грузией могут стать роковыми, учитывая непрекращающиеся попытки Тбилиси вернуть непризнанную республику в сферу своего влияния. Однако в данном случае кампания против Багапша, все же не достигла желаемого результата (полной дискредитации кандидата) - он хорошо известен в республике как один из активных участников борьбы за независимость.

Да и объективных данных о прогрузинской позиции Багапша нет: он просто сумел консолидировать вокруг себя основную оппозицию и выдвинуть в качестве себя реальную альтернативу правящей власти. Причем сам он неоднократно говорил о намерении ориентировать свою политику именно на Россию, а его основная опора - это бывшие ветераны грузино-абхазской войны, которые оказались оттеснены от власти и основных финансовых потоков республики. По сути дела, речь идет о расколе внутри лагеря победителей в войне начала 90-х годов, который носит объективный характер, а не связан с какими-то тбилисскими интригами - напомним, что другая часть ветеранов, оставшаяся у власти, активно поддерживает режим Ардзинбы и стремится к его сохранению, сделав на выборах ставку на Хаджимбу (в этом смысле абхазская ситуация несколько напоминает армянскую, где участники борьбы за Карабах также оказались в разных политических лагерях).

Объективно успех Багапша связан с рядом важных факторов. Во-первых, речь идет о росте протестных настроений в республике, следствием которых стал рост популярности оппозиции. Во-вторых, свою роль сыграл и существенный моральный износ существующей в Абхазии власти, которую покинули многие фигуры, бывшие в числе основателей непризнанной республики.

Сам факт того, что Багапш в информационном пространстве предстает как прогрузинский политик, еще более настраивает против него сторонников правящей власти и делает конфликт между двумя лагерями крайне принципиальным. Например, по центральному телевидению Грузии была обнародована информация о том, что Багапш в случае своей победы намерен пригласить на инаугурацию президента Грузии Михаила Саакашвили: подобные факты настраивают почти половину страны категорически против Багапша (на другую половину они, как мы уже Кроме того, для части населения Абхазии неприемлемо, чтобы исход выборов в значительной степени решали голоса грузинского населения республики - все равно, подсчитанные ли после состоявшегося первого тура или же в результате переголосования в Гальском районе.

В то же время прошедшие выборы были первыми, на которых населению был предоставлен шанс выбрать из двух реально конкурирующих между собой альтернатив. По данным журналистов, наблюдавших за настроениями на избирательными участках, были неоднократные свидетельства того, что часть населения готова была проголосовать за Багапша исключительно вопреки навязыванию властями кандидатуры Хаджимбы.

Получается, что часть населения Абхазии не готова примириться с избранием Багапша, а другая часть - с навязыванием кандидатуры Хаджимбы. В итоге возникла потребность в "третьей силе": президент Абхазии подписал указ о снятии Хаджимбы с поста председателя правительства. На его место был назначен Нодар Хашба, который до последнего времени являлся заместителем начальника департамента инвестиций и эксплуатации основных фондов МЧС РФ. 53-летний Хашба в 1992-1994 годах занимал пост мэра Сухуми. В 1993 году был заместителем председателя совета министров Абхазии. В 1994 году после конфликта с президентом Владиславом Ардзинбой переехал в Россию и был принят на работу в МЧС РФ.

На данный момент существует три стратегии выхода из сложившейся предкризисной ситуации. Первый предусматривает проведение повторных выборов в Гальском районе. Этот сценарий, по мысли оппозиционного кандидата, должен привести к его более уверенной победе на президентских выборах. При этом Багапш стремится показать, что уже является победителем - добившись переголосования, он совершил неожиданный шаг: обратился в суд с просьбой признать результаты выборов действительными на всей территории страны. Похоже, что этим оппозиционный кандидат хочет дистанцироваться от юридически небесспорного решения ЦИКа, сохранив в полной мере лицо. Понятно, что в случае признания победы Багапша режим Ардзинбы будет существенно видоизменен, ключевые посты в нем займут новые люди.

Второй сценарий, педалируемый властями Абхазии, предусматривает проведение новых выборов. Для этого Ардзинбе необходимо добиться лояльности ЦИКа: скорее всего, комиссия в этом случае будет распущена, так как позиция большинства ее членов соответствует намерениям кандидата от оппозиции Багапша. В случае назначения новых выборов, власти попытаются минимизировать социальную поддержку Багапша и выиграть время. Более того, велика вероятность того, что ставка уже будет сделана не на Хаджимбу, а на Нодара Хашбу, возможно, при условии сохранения им на ключевых постах людей Ардзинбы. Правда, любые условия впоследствии могут быть пересмотрены, а нынешняя система власти - постепенно скорректирована в пользу нового президента.

Наконец, третий сценарий - запасной - предусматривает введение чрезвычайного положения в Абхазии с тем, чтобы сохранить существующий режим. Однако этот сценарий весьма опасен для самой власти и есть некоторые сомнения в способности президента реализовать его в полной мере. Речь идет о двух вещах: во-первых, появились слухи о проблематичности контроля над силовыми структурами, которые в случае введении ЧП, должны будут сыграть ключевую роль. По данным центральных российских газет, "власти отдали приказ силовым подразделениям блокировать ЦИК и улицы, к нему прилегающие, но силовики отказались. Милиционеры у избиркома тоже были скорее с народом, чем против него". Во-вторых, введение ЧП может стать катализатором социальной напряженности и провести к внутренним силовым столкновениям и применению оружия, что может окончательно дестабилизировать ситуацию. Вспомним, что Абхазия - это республика вооруженного народа, в которой государство лишено монополии на насилие.

Для Абхазии кризис, связанный с выборами, является испытанием на прочность ее хотя и непризнанной мировым сообществом, но фактически существующей государственности, стабильность которой поставлена под угрозу. Показательно, что в СМИ сообщалось о многочисленных внутрисемейных разрывах, связанных с различной поддержкой того или иного кандидата - конфликты происходят уже между родственниками.

Для Грузии, заинтересованной в возвращении Абхазии в свое правовое поле, итоги президентских выборов не так значимы: в любом случае избранный президент будет проводить политику на укрепление республиканских институтов власти. Даже в том случае, если он захочет договориться с Тбилиси, то возникает угроза его политической изоляции и досрочного смещения с поста. Слишком серьезны последствия непримиримого противостояния десятилетней давности, а массовое возвращение в республику грузинского населения может поставить под угрозу стабильность абхазской власти (вспомним, сколь важную роль в нынешнем голосовании играл один только Гальский район). Кроме того, власти Грузии в принципе не признают президентские выборы в непризнанной республике законными. Гораздо важнее для грузинской стороны - общая дестабилизация в Абхазии и отсутствие консолидированного лидера как такового. Поэтому они сделали ставку на успех оппозиции.

Что же касается России, то ее политика поддержки одного единственного безальтернативного для Москвы кандидата оказалась провальной: в целом это только накалило отношения внутри Абхазии. Сама по себе стратегия поддержки или игры с одним единственным кандидатом на выборах в странах постсоветского пространства, в которых сохранилось российское влияние, показывает свою уязвимость. Это доказывает и опыт Украины, когда ставка делается однозначно на Виктора Януковича, чья победа далеко не безусловна, а также Белоруссии: легитимность Александра Лукашенко все больше дискредитируется, критика со стороны Запада усиливается и при этом его жесткость в диалоге с Москвой проявляется все чаще.

Татьяна Становая - ведущий эксперт аналитического департамента Центра политических технологий

11.10.04

Статья опубликована на сайте Политком.Ру

Постоянный URL статьи http://www.politcom.ru/2004/pvz526.php


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Клаус-Хельге Донат, 'Абхазский Путин' - кандидат Москвы

 Демократия.Ру: Трушин А., Полет Шамиля

 Демократия.Ру: Валентин Федоров: «То, что Россия делает в отношении Абхазии и Южной Осетии – это эрозия федерации изнутри»




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 01.12.2019

 13.11.2019

 07.11.2019

 11.09.2019

 11.09.2019

 07.09.2019

 07.09.2019

 04.09.2019

 23.08.2019

 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019

 19.02.2019

 23.01.2019


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта