Демократия.Ру




Совершенствование Конституции - сложный и длительный процесс, не терпящий спешки и крайних решений. Неизвестный


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


09.12.2019, понедельник. Московское время 03:14

Обновлено: 20.04.2005  Версия для печати

Прекрасная карьерная поляна. Экзотические проекты укрупнения регионов – от скудости чиновничьего мышления

Орешкин Д.

На днях в одной из центральных газет было опубликовано интервью с политологом Михаилом Юрьевым, в котором последний назвал себя чуть ли не главным автором идеи укрупнения российских регионов. Факт весьма характерный. Господин Юрьев на этой площадке до недавнего времени заметен не был. Хотя на поле перестройки административно-территориального деления были ранее были замечены такие известные политики, как Юрий Лужков, который считал, что должно быть около 20 субъектов Федерации, активно эту тему разрабатывал сенатор Александр Казаков. То, что появился Юрьев, предлагающий ограничиться дюжиной субъектов, на мой взгляд, свидетельствует о стремлении примазаться к тому проекту, что «политологу» кажется политически перспективным.

Но дело не в Юрьеве, а в том, что сам по себе проект по резкому уменьшению числа субъектов есть признак политического непрофессионализма. Что характерно – чем человек ответственнее и ближе к реальным региональным проблемам, тем он осторожнее на эту тему высказывается. Например, вице-спикер парламента Любовь Слиска говорит о 35–40 субъектах, примерно эту же цифру называет глава верхней палаты Сергей Миронов. А вот министр Владимир Яковлев, который занимается сейчас региональной политикой, утверждает, что должно остаться не менее 60 субъектов. Да и глава ЦИК РФ Александр Вешняков, тоже имеющий подобный опыт, высказался в том плане, что экзотические проекты объединения не нужны, а нужны очень тщательно продуманные штучные проекты.

Действительно, это наиболее рациональный подход. В лучшем случае провести от пяти до десяти укрупнений. Все остальное – кампанейщина, эта одна из худших черт советского мышления, которая сейчас брызжет отовсюду. У государства появились деньги, и чиновники начали стучать копытами: им хочется что-то изменить, что-то улучшить, что-то оптимизировать, что-то перекроить. Это тяжелая болезнь России – как только государство собирает ресурсы, оно тут же начинает их тратить в соответствии с представлениями «о прекрасном» всей этой нашей замечательной государственной элиты. Это значит: или войну надо начинать, или что-то там срочно перестраивать, или у кого-то что-то отбирать, или же, наконец, куда-то что-то выдвигать.

Перестройка административного пространства – это один из самых контрпродуктивных способов траты денег и административных ресурсов. Но зато это прекрасная карьерная поляна. Потому что появляются не только деньги на проекты, но и всплывает масса людей с не самыми выдающимися способностями. И они всплывают, так как «решают важную государственную задачу». Все другие проблемы – пенсионеры, армия, бизнес – побоку, потому что чиновный класс хочет сделать что-то могучее. Это наглядное свидетельство неконкурентоспособности нашего государственного истеблишмента.

Наш правящий класс полагает, что гораздо проще управлять территорией, если она будет разделена на 12 квадратов. Тогда деньги надо делить только на 12 кучек и иметь только 12 начальников, с которыми всегда можно будет договориться. Это обычный советский чиновничий стиль мышления, который путает проблемы управления и проблемы командования. Командовать проще ограниченным числом людей, а вот управлять сложной замысловатой, асимметричной, очень неодинаковой страной – это совершенно другое дело. Они решают не проблему управления, они решают проблему командования, чтобы облегчить себе жизнь. То есть хотят не оптимизировать механизм управления, а упростить страну под те самые взаимно перпендикулярные извилины, которые есть в голове определенных наделенных властью персонажей.

Действительно, есть некая избыточная сложность у ныне существующего административного устройства страны. Но никто не знает, какой запас гибкости в этой системе заложен. И не получим ли мы в итоге укрупнения систему более хрупкую. Тем более что уже был так ничему нас и не научивший опыт распада СССР.

У нас действительно 6 типов субъектов Федерации (края, области, национальные республики и т.д.), что неоправданно много. И все они, от многомиллионной Москвы до Эвенкии, где проживают 18 тысяч человек, формально равноправны, имеют по два представителя в Совете Федерации и т.д. В реальности же они чудовищным образом неравны. И можно убрать Эвенкию как субъект Федерации, но таких вариантов не более десятка. Однако попробуйте отобрать право субъектности у Москвы, попробуйте объединить Осетию с Ингушетией или даже Нижегородскую область с соседней Ивановской!

Это будет неэффективно. Потому что чем сложнее построено социальное пространство, чем оно богаче, чем оно насыщеннее, чем в нем больше живет людей, чем сложнее инфраструктура, тем мельче должен быть территориальный контур, которым управляет определенный центр принятия решений. В унитарной Японии, которая по площади в два раза меньше Эвенкии и где живет 127 млн. чел., то есть при насыщенном пространстве, где каждый квадратный метр на счету, имеется 47 префектур. Потому что на Токио такую сложность замкнуть невозможно.

А попытка упростить схему, разбить на большие квадраты – это от скудости мышления. Просто чиновники улавливают идущее сверху милитаристское мышление. А это мышление воспринимает пространство как иерархию соподчиненностей, как пространство, где командир должен довести до низов команду, а низы должны команду принять к исполнению и немедленно доложить. Командиру не важно, что думает каждый солдат, ему важно, чтобы этот солдат выполнял приказ. Структура выстраивания этой иерархии сверху вниз исходит из интересов Центра, но не из интересов территории. Они сверху вниз дают команду – мы внизу должны выполнять. Как сказал товарищ Медведев в своем интервью, основная проблема – это обеспечение эффективности исполнительной власти и, как следствие, ее единство. Он связывает эти понятия – если власть эффективна, значит, она едина, а если она не едина, значит, она неэффективна. Это когда смотришь сверху. Но мы-то, как правило, находимся внизу.

Дмитрий Борисович Орешкин - руководитель группы "Меркатор"

20.04.2005

Статья опубликована в Независимой Газете # 80 (3476) 20 апреля 2005 г.

Постоянный URL статьи http://www.ng.ru/politics/2005-04-20/2_exotic.html


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Брусиловский М., Россия на пороге великих потрясений

 Демократия.Ру: Паин Э., Война как образ жизни

 Демократия.Ру: Собакина Д., Красноярский проект губернатора Хлопонина

 Демократия.Ру: Кынев А., Инкубатор для демократии или зерно распада?

 Демократия.Ру: Туровский Р., Кому мешали губернаторские выборы?




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 01.12.2019

 13.11.2019

 07.11.2019

 11.09.2019

 11.09.2019

 07.09.2019

 07.09.2019

 04.09.2019

 23.08.2019

 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019

 19.02.2019

 23.01.2019


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта