Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Человек строит машины, действующие как люди, и создаёт людей, действующих как машины. Эрих Фромм (1900-1980), немецкий социолог, философ


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


22.09.2020, вторник. Московское время 18:05

Обновлено: 27.02.2008  Версия для печати

Лидер без оков. Дмитрий Медведев и правовой нигилизм

Завадская М.

Он поклялся на Конституции, говорил о «диктатуре закона» и действительно, первое время «исполнял» закон – так, как об этом рассказал Виктор Шендерович в книге «Здесь было НТВ» (2002 год):

«Тут я впервые увидел, что глаза у нашего Президента — голубые. Придя в себя после этого открытия, я от имени журналистов НТВ изложил нашу первую просьбу — отпустить заложника...

Антон Титов, финансовый директор «Медиа-МОСТа», был арестован незадолго до нашего прихода в Кремль. Остальные фигуранты дела к тому времени благоразумно слиняли с Родины, а Антон продолжал ходить на допросы. На допросе он и был арестован. Видимо, за чрезмерную наивность его содержали в Бутырках и допрашивали по ночам — к испанским слушаниям по делу Гусинского прокуратуре срочно нужны были какие-то показания…

Президент Путин выслушал меня и с сожалением заметил, что помочь нам в этом деле никак не может, потому что прокуратура в России — по Конституции — институт, оказывается, совершенно независимый.

Я-то не знал. Разве я мог предлагать Президенту России нарушить Конституцию? О, нет! Я только попросил его позвонить Генпрокурору Устинову — и поинтересоваться: почему отца малолетнего ребенка — не убийцу и не насильника — держат в Бутырках на строгом режиме и неделю напролет пытают ночными допросами? Я выразил уверенность, что после такого звонка независимая прокуратура, совершенно независимо, отпустит Титова под подписку о невыезде — примерно через полчаса.

Президент выслушал меня и спросил: — Виктор Анатольевич, вы что же, хотите, чтобы мы вернулись к телефонному праву? И серые глаза его снова сверкнули на меня немыслимой чистоты голубым цветом. В продолжение трехчасовой беседы невинность этих глаз смущала нас, многогрешных, не однажды — пока наконец не окрепло ощущение, что Президент просто валяет с нами ваньку.

А что еще оставалось думать? Скажем, на напоминание о своей как минимум моральной ответственности за действия назначенного им Генпрокурора, Путин среагировал мгновенно:

— Я Устинова не назначал.

Неполная дюжина журналистов НТВ, услышав такое, сильно удивились.

— Его назначил Совет Федерации, — пояснил Президент. — А я им его только представил...

И развел руками. Ап! Этот фокус (подмену сути дела его формальной стороной) Президент за время беседы успел показать нам еще несколько раз. Особенно хорош был диалог насчет знаменитой прокурорской квартиры стоимостью почти полмиллиона долларов, квартиры, по прихоти судьбы доставшейся г-ну Устинову совершенно бесплатно.

— Разве имеет право прокурор получать подарки от подследственного? — задал я, надо признать, вполне риторический вопрос.

— Вы имеете в виду Бородина? — уточнил Путин. Я подтвердил его догадку.

— Ну что вы, — успокоил меня Президент России. — Устинов не получал квартиру от Бородина!

Одиннадцать журналистов НТВ удивились еще сильнее.

— Он получил квартиру от Управления делами президента.

Больше мы ничему не удивлялись. Владимир Владимирович умело и даже как-то весело валял ваньку, и только по одному поводу его постоянно пробивало на искренность: при слове «Гусинский» президентские глаза начинали светиться белым светом ненависти, и я, как Станиславский, шептал: верю! Что-то между ними было…

Потом Президент вспоминал о своем статусе — и глаза его принимали прежний небесный цвет. Да и какое, действительно, дело Президенту огромной державы до «спора хозяйствующих субъектов»? Ни-ка-ко-го! Вот только детали вопроса Владимир Владимирович почему-то знал назубок — суммы кредитов, даты судов, проценты акций… Мы — не знали, а он — знал.

Время от времени Путин (видимо, в порядке аутотренинга) повторял тезис о независимости бизнеса и прокуратуры, не забывая при этом честно глядеть в глаза Светы Сорокиной, которая, идя к Путину, в президентских дверях столкнулась как раз с Генпрокурором. Нам было неловко, а на Президенте, в ясном свете зимнего дня, лившемся в просторные кремлевские окна, сверкала божья роса.

Как поступает человек, которому раз за разом лгут в лицо? В самом тихом случае — он просто встает и уходит. Наверное, так и надо было сделать, но никто не решился (всё-таки Президент России!), и мы просидели три с половиной часа. Пару раз, кажется, я терял дистанцию и срывался. А Президент был бодр, корректен и обаятелен — и прощаясь, всех еще раз обошел и за руку попрощался. Симпатичный человек».

Этот симпатичный человек и в дальнейшем старательно соблюдал формальности – так, что в конце концов большинство законов – в том числе и избирательное законодательство – превратились в пустую формальность.

Наконец, и формальности были отброшены – в прошлом году. Во время предвыборной кампании в Государственную Думу президент дважды выступил с агитацией в пользу возглавленной им партии, но эти выступления были показаны по телевидению как новости, а не как агитки, и не были оплачены из избирательного фонда. СПС попытался подать иск в суд, но претензии Союза правых не были приняты во внимание.

Во время нынешней предвыборной кампании на пост Президента Путин точно так же агитировал за своего преемника, и на этот раз никаких претензий ему уже никто не предъявлял. А Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по законодательству, сказал об одном из этих выступлений Путина: «Мы услышали выступление лидера нации и, безусловно, лидера, которого не сковывают какие-то политические, выборные и законодательные оковы» (Газета.ру, 14.02.08).

Когда такое говорит председатель комитета Госдумы по законодательству, это – приговор. Только студент портится с хвоста, остальная рыба – с головы, с головы…

Теперь вот Дмитрий Медведев то же про то же: «Мы должны исключить нарушение закона из числа наших национальных привычек, которым наши граждане следуют в своей повседневной деятельности». «Наши граждане»? Понятно, значит, себя он исключает из сообщества под названием «наши граждане».

«В основе этого пути должно лежать видимое для всех улучшение работы судебной системы. Надо сделать все, чтобы люди поверили, что суды - это то место, где принимаются справедливые решения, где они могут найти защиту от нарушителей закона, будь то уличный хулиган или чиновник».

Обратите внимание: Медведев говорит не о том, что надо сделать все, чтобы СУДЫ стали тем местом, где принимаются справедливые решения, а «чтобы ЛЮДИ ПОВЕРИЛИ, что суды – это место…» Но что же, в таком случае, это «всё», что необходимо сделать, «чтобы люди поверили»? Ах да, запустить новую программу по телевидению… Точнее, создать целый канал, где юристы будут рассказывать, как все у нас хорошо с исполнением законом и как справедливы наши суды. Рассказывать будут с таким жаром, что люди в это поверят… до первого своего визита в суд.

Впрочем, есть и конкретное предложение: «следует разработать систему мер, направленных на возмещение гражданам и организациям потерь от неправосудных решений и волокиты в судах. Причем применять эти меры надо при рассмотрении любых дел. С компенсацией - из специально созданного для этих целей фонда». Замечательное предложение! И, главное, как оно замечательно сочетается с нашей системой откатов!

Действие, скорее всего, будет разворачиваться так: жуликоватые граждане (один из которых – жуликоватый «гражданин судья») договариваются о совместных действиях, после чего один гражданин волокитит дело другого гражданина, тот обращается за компенсацией, получает ее – и делится с первым гражданином по их предварительному договору о процентах. А как же иначе? Ведь компенсация – не из судейского кармана, а из государственного!

«Мы должны искоренить практику неправосудных решений «по звонку» или «за деньги», - вещает кандидат в Президенты. - Для этого требуются решимость и ответственность всего общества, но, прежде всего, самого судейского сообщества, «судейской корпорации». Ну, ну – решимость судейского сообщества.

Вот недавний пример «из жизни». Жители дома судятся с горадминистрацией и примкнувшей к ней строительной компании за свою землю. Суд отказывает жителям, а представителям администрации и строителей говорит: «Вот смотрите, у жителей все документы есть и все обоснования их прав. Ну сделайте же и себе документы и обоснования!» Причем говорится все это в открытую, в присутствии истцов, то есть тех самых жителей.

Так почему же суд не решит дело в пользу жителей, если у тех есть все документы и обоснования их прав? А потому, что существует звонок от «влиятельного человека из Москвы»: точечным застройкам не мешать! Так с кого тут надо начинать – с судейского сообщества или с влиятельного москвича?

Кстати, в декабре в ряде наших СМИ (первым был «КоммерсантЪ») появились цитаты из прогноза (одного из прогнозов, но самого драматического) Эндрю Качинса, отправной точкой сюжета которого было неординарное событие: убийство Путина на выходе из Храма 7 января.

После чего предполагался ряд событий, одно из которых – по приказу нового Президента будут приговорены к смерти за хищение миллиардов долларов Валентина Матвиенко, губернатор Санкт-Петербурга, и Юрий Лужков, мэр Москвы.

Прогноз наделал много шума, о нем некоторое время говорили… Но ни один из говоривших не возмутился и не вступился за честь и достоинство Матвиенко и Лужкова. То есть все согласились, что миллиардные хищения – правда, а если, в случае чего, миллиардов не хватит, то их легко дорисует наш суд – самый справедливый суд в мире.

Впрочем, не только суд виноват в правовом нигилизме наших граждан. Есть же еще собственно законы. Вот что преемник говорит о законах:

«Одной из причин несоблюдения законов является, к сожалению, их не всегда еще высокое качество. Конечно же, на этом сказывается то, что мы создавали правовой каркас новой экономической системы в рекордно короткие сроки. Не всегда это делалось и на высоком профессиональном уровне.

И сегодня важно последовательно работать над улучшением законодательства. Работать над тем, чтобы новые законы были адекватными состоянию российского общества. А также - нашим перспективным планам. Чтобы они носили инновационный характер, то есть были рассчитаны на модернизацию».

Ох, граждане! Вас не пугают эти рассчитанные на модернизацию законы, адекватные не только нынешнему состоянию общества, но и перспективным планам президента?

А ведь некоторые и даже вполне многочисленные наивные люди посчитали высказывания Медведева чуть ли не обещанием революции! Типа, для верховенства законов и независимости судов надо полностью изменить общество, а это практически революция!

Да успокойтесь вы. Все это слова, слова, слова. Сказать можно что угодно. А что у нас критерий истины? Практика.

Вот на практику давайте посмотрим.

Только не надо говорить, что мы еще не успели увидеть, каков наш будущий Президент в деле: он, дескать, не высовывался, был все время в тени, никаких поступков совершить не успел…

Неправда. Он совершает поступки уже здесь и сейчас.

Во-первых, он не ушел в отпуск на время своей предвыборной кампании, сославшись на формальность. То есть не он ссылался, у нас немало профессиональных знатоков закона, которые легко находят вполне законное оправдание любому поступку любимого президента и его не менее любимого преемника.

Во-вторых, он отказался от теледебатов с другими кандидатами в Президенты, чтобы не опустить себя до их уровня – и тоже вполне в рамках закона: он имеет право на отказ.

В-третьих, он постоянно ездит по стране, встречается с разными людьми, выступает перед разными аудиториями, гладит кроликов, целится из ружей и совершает множество других действий – и это все не считается предвыборной агитацией, а его работой. Подается это по телевидению как новости, а не как агитки.

Таковы поступки кандидата в Президенты. То есть на словах – свобода, закон, справедливость, на практике – тот самый правовой нигилизм.

Думаю, что очень скоро мы сможем сказать о Дмитрии Медведеве, что это лидер, которого не сковывают какие-то политические, выборные и законодательные оковы.


Марина Завадская
27.02.2008

Статья опубликована в газете Арсеньевские Вести
Постоянный URL статьи http://www.arsvest.ru/archive/issue780/politica/view13280.html


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Елена Рыковцева: «Ему можно, а нам нет?!»

 Демократия.Ру: Латынина Ю., Первая спецоперация эпохи Дмитрия Медведева

 Демократия.Ру: Фаляхов Р., Новый человек Кремля. Тезисы Дмитрия Медведева

 Демократия.Ру: Голдман М., Государственная коррупция по-российски

 Демократия.Ру: Хоц А., Страна победившего симулякра

 Новая Газета: Коррупция в России — более 30 млрд долларов в год. Картинки с выставки российской коррупции Президенту не понравились

 Новая Газета: Латынина Ю., Ходоки у Путина




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 01.07.2020

 24.06.2020

 23.06.2020

 23.06.2020

 23.06.2020

 21.06.2020

 14.05.2020

 05.05.2020

 03.04.2020

 21.03.2020

 01.03.2020

 01.02.2020

 19.01.2020

 06.01.2020

 01.12.2019

 13.11.2019

 07.11.2019

 27.10.2019

 11.09.2019

 11.09.2019


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2020  Карта сайта