Демократия.Ру




В нужде люди закаляются и живут с мечтой о свободе. Но вот приходит свобода, а люди не знают, что с ней делать. Михаил Михайлович Пришвин (1873-1954), русский писатель, прозаик и публицист


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


07.12.2019, суббота. Московское время 22:20

Обновлено: 25.09.2010  Версия для печати

Правовое государство по-путински

Чеботарев Ю.

«Что такое правовое государство? Это соблюдение действующего законодательства. Что говорит действующее законодательство о марше? Нужно получить разрешение местных органов власти. Получили? Идите и демонстрируйте. Если нет — не имеете права. Вышли, не имея права,— получите по башке дубиной. Ну вот и все!»
Владимир Путин в интервью специальному корреспонденту издательского дома "Коммерсантъ" Андрею Колесникову

Эта фраза Владимира Путина получила большую известность, поскольку в ней определяется то, как Владимир Путин понимает реализацию конституционных прав граждан, и то, как Владимир Путин понимает термин «правовое государство».

Посмотрим, насколько определение Владимира Путина отличается от того, что должен понимать под термином «правовое государство» квалифицированный юрист и политик. Одновременно попробуем оценить, чем опасно такое понимание правового государства и такая трактовка конституционного права граждан.

Прежде чем перейти к обсуждению термина «правовое государство», отметим четыре момента, которые не достаточно глубоко понимает Владимир Путин, и, соответственно, четыре главные ошибки, которые делает Владимир Путин:

1. Для того чтобы правовое государство было построено, необходим ряд обязательных условий.

А) разделение властей,
Б) суверенность права,
Б) независимость суда,
В) структурированность законодательства (иерархия нормативно-правовых актов),
Г) наличие демократических процедур.

2. Понимание термина «правовое государство» не может быть основано на соблюдении действующего законодательства, если оно (законодательство) не демократично и противоречиво.

3. Соблюдение действующего законодательства – это не фундамент правового государства, а следствие и главный результат построения правового государства.

4. В отсутствие условий, упомянутых в пункте 1, соблюдение действующего законодательства во многих случаях является не основой, а главной помехой построению правового государства.


Немного истории

К началу средних веков сложилось четкое понимание терминов властвования и подчинения. И одновременно в условиях раздробленности многих стран и слабости многих частей страны правителям пришлось искать выход в учете мнения других людей.

Анализ взаимоотношений властвующих и подчиненных показал, что существуют определенные грани, нарушить которые власть не может. И что власть вынуждена принимать во внимание некоторые интересы собственного народа. Идея ограничить необузданность и произвол власти, подчинить её
деятельность стоящему выше праву была облечена в достаточно строгие
формулировки и стала теорией в XVII – XIX вв. Она получила название
«государство права» («правление права»), или «правовое государство». Эти
термины («государство права» и «правовое государство») нередко используются как синонимы, но, всё же, их нельзя признать
эквивалентными. К сожалению, исторически сложилась путаница, когда категорию «правовое государство» (известный принцип, в котором основу деятельности государства составляет реализация прав граждан) некоторые люди подменяют на категорию «государство права» - государство, в котором основу деятельности государства составляет не реализация прав граждан, а соблюдение действующего законодательства.

Термин «правовое государство» впервые ввел Иммануил Кант, когда проанализировал права государства и права личности и пришел к выводу, что на смену полицейскому, бюрократическому государству эпохи абсолютизма (которое Кант называл государством произвола), должно прийти правовое государство, в основе которого лежит идея автономной личности, обладающей неотъемлемыми, неотчуждаемыми правами. Формулируя собственное описание правового государства И. Кант высказал важную мысль, что право народа может быть выше чем право государства на власть. Кант сформулировал идею «естественного права», в соответствии с которым любому человеку присуще всеобъемлющее право, которое может быть ограничено только аналогичными правами другого человека.

По мнению Канта источником нравственных и правовых законов выступает практический разум, или свободная воля людей. Он сформулировал основной принцип правового государства как принцип правовой свободы человека.

Термин "правовое государство" (по-немецки - Rechtstaat) прочно утвердился в немецкой юридической литературе в первой трети XIX в.

Надо отметить, что в немецком языке второе слово (Staat – государство) – является основным, а первое (Rechts – право, или права), является дополняющим, часто переводимым как прилагательное, родственное слову «Naturrecht – естественное право, право от рождения».

Соответственно, этот термин (Rechtstaat) можно переводить на русский и как «государство права», и как «государство прав» и как «государство свобод».

Кант и другие авторы, употреблявшие в 18-19 веках термин «Rechtstaat», под этим термином понимали не столько «государство права» или «государство закона», сколько «государство свобод», подчеркивая, законодатель только воплощает волю и права людей, и что законодатель так же подзаконен, как и гражданин.

Приоритет свобод человека над свободой государства был закреплен в конституциях многих стран, например, в Конституции США зафиксировано следующее:

«Мы считаем самоочевидными следующие истины: все люди созданы равными; они наделены их творцом определенными (прирожденными) неотчуждаемыми правами, к числу которых относится право на жизнь, свободу и на стремление к счастью; для обеспечения этих прав люди создают правительства, берущие на себя справедливую власть с согласия управляемых...».

Однако, перевод немецкого термина Rechtstaat на английский язык уже звучит как Rule of Law на английский язык. Что дает основания для появления путаницы, поскольку этот термин (Rule of Law) c английского языка на русский уже переводится скорее как «государство, в котором правит право», а не как «государство, в котором правят права и свободы», хотя текст американской конституции понимает в качестве основы государства неотделимые (прирожденные) права граждан.

В Конституции России тоже есть соответствующая статья:

Конституция РФ. Статья 2

Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.

К сожалению, это утверждение в России никогда не было реализовано и осталось формальным и подражанием конституциям демократических стран.


Правовое государство по российской Конституции

В Конституции России в первой же статье в первом же абзаце утверждается, что Россия – правовое государство:

Конституция РФ. Статья 1

1. Российская Федерация - Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления.

Мы можем заметить, что термин «Право» в русском, как и во многих других языках, имеет два значения:

1. Совокупность устанавливаемых и охраняемых государственной властью норм и правил, свод законов.

2. Свобода, возможность действовать, поступать каким-нибудь образом.

Посмотрим, какое из двух значений слова «право» используется в российской Конституции.

В комментариях к Конституции России по этому поводу однозначно говорится:

”Российская
Федерация есть правовое государство. Правовое государство не есть просто государство, соблюдающее законы. Это общество и государство, признающее право как исторически развивающуюся меру свободы и справедливости, выраженную именно в законах, подзаконных актах и практик реализации прав и свобод человека. Государство, становясь правовым, превращается из аппарата властвования прежде всего в социальную службу для человека и общества, выражающую их волю и действующую под их контролем.”

Конституция Российской Федерации. Официальный текст по состоянию на
1 января 1997 г. с историко-правовым комментарием. - М.: Издательская группа ИНФРА М - НОРМА, 1997. - 80 с.


К сожалению, Владимир Путин ошибочно понимает термин «правовое государство» в соответствии с первым значением термина «право».

Скорее всего, это является пробелом в образовании и знании Конституции, обусловленное тем, что Владимир Путин получал образование в то время, когда между терминами «правовое государство» и «государство социалистической законности» не было различия.

Рассмотрим внимательно, что делает государство правовым, и в чем конкретно заключаются четыре ошибки Владимира Путина.


Разделение властей

Придуманный древними римлянами 2000 лет назад принцип разделения властей требовал, чтобы создание законов и их трактовка осуществлялись одними людьми, исполнение законов и контроль за их исполнением осуществлялся другими людьми, все конфликтные ситуации существующие как в правовом поле, так и за его пределами осуществлялись бы независимым судом.

Любое отклонение от этого принципа, даже если оно зафиксировано в законе, – ведет к появлению коррупции и разложению государства изнутри.

Принцип разделения властей - это создание системы " сдержек и противовесов", что не позволит узурпации полномочий одной власти другой и обеспечивает нормальное функционирование органов государства.


В чем проблема России?

В России реальное разделение властей практически отсутствует. Точнее оно есть формально, а на практике почти все функции (и законодательные и исполнительные и судебные) сосредоточены в одних руках, и контролируются узкой группой людей. Президент по закону возглавляет исполнительную власть, но также имеет кучу других властных функций, включающих как законотворческие функции, так и судебные.

Ему полностью подконтрольны и Дума и Совет Федерации (которые, по идее, должны с палкой постоянно контролировать исполнительную власть).

Исполнительная власть пользуется своим влиянием на законодательную власть и своей бесконтрольностью. Это позволяет ей подминать под себя судебную. В результате и назначение судей и их снятие и их финансовое положение полностью зависят от исполнительной власти.

Грубо говоря, судьи или жены милицейских начальников или послушные матери-одиночки.

В итоге: все ветви власти – это одна исполнительная власть, только вид с разных сторон.

Любое разделение – формально.

Так законы о милиции пишет милиция, она же пишет подзаконные акты, она же занимается применением закона, во многих случаях принимая решение о виновности или невиновности нарушителя. Милиция же и приводит в исполнение решения судебной власти, осуществляя смягчение исполнения наказания или освобождение.

В результате милиция сама пишет законы так, что милиционер практически в любой ситуации оказывается прав, а гражданин оказывается не прав. В этой ситуации, милиционер становится сразу и судьей, принимающим решение о наказании гражданина, и человеком, который может самостоятельно за определенную мзду вынести решение о том, что вина гражданина прощается.

Аналогичную картину можно наблюдать и в других случаях, когда возникает противоречие интересов исполнительной власти и общества.


Суверенность права

«Государство в своей деятельности связано и ограничено правом, стоит под правом, а не вне и над ним». Гессен

Посмотрим, как происходит распространение принципа суверенности на право.

Исторически процесс образования Правового государства состоял и состоит в распространении принципа суверенности на право. Этот процесс проходил 3 этапа.

Первый, наиболее ранний по времени, - это признание суверенитета государства. После длительной борьбы народов за свои права, мятежей, восстаний, переворотов, социальных революций был завоеван суверенитет народа.

Следующим шагом стала борьба за суверенитет права, точнее, за приоритет права по отношению к власти, воле индивида, общества или его части, большинства или меньшинства.

Приоритет права предполагает такое законодательное регулирование общественных отношений, при котором все их участники изначально рассматриваются как равноправные партнеры, деятельность их определяется не усмотрением какой бы то ни было стороны этих отношений, а только велением закона. Это особенно сложно не только в силу укоренившихся традиций попрания закона, но и в силу необходимости определенного самоограничения власти, создающей право (законы).

Основу и фундамент этого самоограничения может составлять только третий этап - обратная связь со стороны общества, когда общество через ряд механизмов обратной связи (регулярная сменяемость и выборность руководителей государства, свободные выборы всех ветвей власти, свободная пресса и т.д.) может оказывать корректирующее или запрещающее воздействие на власть. Это обратное воздействие позволяет власти «не зарываться» и позволяет обществу остаться партнером власти, а не стать ее врагом.


Независимый суд

Независимость суда обеспечивается следующими факторами:

- выборность судей,
- несменяемость судей государственной властью,
- финансовая независимость судей от местной и государственной власти,
- наличие твердых гражданских свобод, защищающих интересы граждан и, соответственно, судей.

Ни один из этих факторов реально не присутствует в России, только формально на бумаге. В этой ситуации утверждения о независимости российских судов являются скорее лозунгами, чем реальностью.

Независимость судей способствует как реализации прав граждан, так и движению общества вперед, когда устаревшие законы сначала корректируются соответствующими судебными решениями (правоприменение в определенных рамках, а иногда и выходя за рамки), а в дальнейшем фиксируются путем изменения действующего законодательства (законотворчество). В современной России не возможен случай, аналогичный делу Веры Засулич, когда человек, тяжело ранивший градоначальника столичной полиции может быть оправдана судом. Но, зато, в современной России вполне возможен случай, когда начальник отделения милиции расстреливает несколько случайных прохожих и вместо того, чтобы оказаться в тюрьме для осужденных пожизненно, растворяется в бескрайних просторах России.


В чем проблема слабой правовой грамотности Владимира Путина по этому вопросу?

Полная зависимость судов от действующей власти, с одной стороны, мешает развитию справедливой и соответствующей времени судебной практики, с другой стороны, затормаживает движение вперед законодательства в России. Итогом становится застой в развитии общества или даже движение в прошлое. Что мы можем наблюдать в России во многих случаях.


Иерархия права

"Вы сказали, что я имею право?" "Имеете". "Значит, я могу?" "Нет, не можете". Анекдот.Ру

Иммануил Кант, когда говорил о правовом государстве, указывал, что основу взаимоотношений власти и общества должна составлять конституция. Что в Конституции "государство в идее, такое, каким оно должно быть" обязано сообразовываться "с чистыми принципами права". И что все последующие законы должны уже быть основаны на Конституции, расширять и дополнять ее, и не противоречить ей.

Этот принцип закреплен как в конституциях других стран, так и в Конституции России.

Что мы имеем в России?

В России мы имеем довольно интересный юридический феномен, когда иерархия права очень часто не соблюдается. В случаях конституционных прав граждан мы имеем такую ситуацию в 100% случаев.

Делается это по следующим шагам:

1. Закрепленное положение Конституции предоставляет определенные права гражданам. Это право ограничено только аналогичными правами других граждан (об этом чуть ниже).

2. Федеральные законы, разъясняют положение Конституции таким образом, что для реализации права появляются определенные условия. Как правило – предоставление определенных документов в органы власти (под «соусом» информирования или уведомления власти о том, что личность собирается воспользоваться своими правами и, формально, для согласования с правами других граждан). Вроде и не противоречие Конституции, а всего лишь разъяснение процедуры реализации права. Право не ограничено, но обусловлено определенным требованием. При этом у власти в каком-то из пунктов появляется право определенным образом отреагировать на «информирование»/ «уведомление».

3. Подзаконные акты дают пояснения о том, как органы власти должны обращаться с представленными документами, «информированием», «уведомлением». На этом этапе появляется процедура проверки представленных документов или право власти не согласиться с «уведомлением»/ «информированием». И на этом этапе право граждан или группы граждан на реализацию конституционных свобод, заменяется правом властных органов отказать в реализации конституционного права или на основании формальных признаков или вообще без объяснения причин. Право власти «не согласовать» оказывается выше по приоритету, чем законное право граждан. Право граждан оказывается не реализованным. А отсылка к праву других граждан оказывается пустой формальностью.

4. На практике люди лишаются возможности реализовать свои конституционные права (если они не являются лицами, приближенными к власти). Запрет на реализацию конституционных прав прикрывается утверждениями: "Вы не получили разрешения", "Ваши действия не согласованы", "Нужно получить разрешение местных органов власти. Получили? Если нет — не имеете права" или совсем простыми "Ну что, хорьки, кому еще?".


Примеров таких феноменов можно привести много.

По Конституции «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства» (статья 2) « Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.» (статья 3). А если посмотреть любой подзаконный акт или приведенные выше цитаты Путина и Медведева, то выясняется, что государство – это высшая ценность, а человек и его свободы – это приложение к государству.

Несколько примеров:

- По Конституции «Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы». По федеральному закону для проведения референдума надо представить ряд документов и подписей. По подзаконным актам, с одной стороны, надо представить столько документов, что собрать их практически невозможно. С другой стороны, по тем же подзаконным актам государственная власть может практически безнаказанно запретить любой референдум. Результат – в стране за последние 10 лет не было проведено ни одного референдума. И, вроде, все по закону. А, скажем, в США в любом бюллетене на выборах вопросов референдумов во много раз больше, чем кандидатов на выборы и должностей, по которым проходят выборы. И это при том, что в США на выборах на всех уровнях выбирают представителей во все три ветви власти (президентов, губернаторов, мэров, судей, законодателей). Аналогично в Швейцарии проводится множество референдумов как на уровне федерации так и на уровне кантонов.

- По Конституции «Граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме». По федеральному закону для регистрации надо оформить ряд документов. По подзаконным актам требований к документам так много и список открыт, что на месте любому гражданину можно отказать в регистрации кандидатом. И все по закону.

- По Конституции «Каждый может свободно выезжать за пределы Российской Федерации. Гражданин Российской Федерации имеет право беспрепятственно возвращаться в Российскую Федерацию». По федеральному закону для выезда из страны необходимо подать ряд документов. По подзаконным актам эти документы должны быть подробными и тщательно проверенными. В результате вместо права гражданина выехать на практике получается право государства решать, кто может выехать, а кто – нет. И, вроде, все по закону.

- По Конституции «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование». По Федеральному закону для реализации права на собрание, митинг или демонстрацию, надо подать заявку (вроде как для информирования власти). Для шествия или одиночного пикетирования заявка не требуется. По подзаконным актам власть имеет право без объяснения причин отказать в реализации права на собрание, митинг или демонстрацию. На практике, когда возникает конфликт (с одной стороны есть не ограниченное конституционное право на шествие, а с другой стороны, есть устное распоряжение администрации «не пускать»), он разрешается не в пользу Конституции, а в пользу даже не письменного подзаконного акта, а в пользу устного распоряжения.

- По Конституции «Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц» (статья 53). По федеральным законам для того, чтобы получить компенсацию вреда, надо выполнить ряд процедур. А по подзаконным актам количество процедур таково, что получить компенсацию в России от государства или должностных лиц без личного указания президента не представляется возможным.

- По Конституции «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения». (статья 25). Но сейчас принимается федеральный закон о Милиции, в соответствии с которым милиция в любое время по собственному желанию сможет проникать в жилище граждан. Причем уже не только не будет требоваться решение суда или прокурора, но даже прокурора надо будет ставить в известность только в течение 24 часов и то, при условии, что в помещении кто-то был, и этот кто-то оказывал сопротивление. И нет никаких сомнений, что этот закон будет принят. И дальше милиция начнет проникать в квартиры в полном соответствии с законом.

- По Конституции «Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой».
На практике по федеральным законам и подзаконным актам выходит так, что воспользоваться этим правом нельзя.

И таких примеров можно найти множество по любому праву граждан (образование, здравоохранение, пенсионное обеспечение и т.п.).

В чем проблема низкой правовой грамотности Владимира Путина по этому вопросу?

Проблема начинается с того, что Президент и Премьер подписывают федеральные законы, противоречащие Конституции, или умаляющие права граждан, что прямо запрещено статьей 55 «В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина». Однако это делается в стране повсеместно. Любой федеральный закон в той или иной мере отменяет или умаляет конституционные права гражданина, а любой подзаконный акт умаляет или отменяет свободы гражданина по федеральному закону. И право граждан сводится к нулю, а право государственной машины – к бесконечности.

Практически не работает конституционное правило, в соответствии с которым: «Федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам».

В результате сложилась система, которая позволяет нижнему по иерархии законов документу искажать и подправлять более высокий по иерархии документ, причем в 100 случаях из 100 это делается с отменой, умалением прав и свобод человека и гражданина или вообще с фактическим запретом на реализацию права.

То, что изначально является правом человека по принципу «Разрешено все, что прямо не запрещено», на практике превращается в фикцию по принципу «Запрещено все, чтобы что-то было разрешено, на что не было получено специальное разрешение».


И под лозунгом «правового государства» страну ведут в болото «социалистической законности».


К чему это может привести?

В конце концов, это рано или поздно приведет к полному беззаконию в стране и полному развалу иерархии законов в стране. Когда такие майоры как Евсюков начнут писать приказы, в соответствии с которыми они будут разрешать себе стрелять в граждан. И это станет повсеместной системой. И с этим ничего нельзя будет поделать. Эта палка другим концом может очень больно ударить по Путину и Медведеву.


Динамика развития закона

Меньшинство всегда не право — вначале.
Герберт Прокноу

Правовое поле постоянно развивается. И как это не покажется странным, двигателем к развитию права является несоблюдение закона.

Представьте себе, что все россияне тридцать лет назад послушались бы Владимира Путина (Что такое правовое государство? – Это соблюдение действующего законодательства), и вдруг, все как один решили бы начать жить в правовом государстве (стали бы все как один беспрекословно соблюдать действующее законодательство), то страна бы сегодня жила бы в государстве, в котором любое предпринимательство было бы уголовно наказуемым по статье «Спекуляция» или статье «Незаконные операции с иностранной валютой», все безработные были бы уголовно наказуемы по статье «Тунеядство», а все операции купли-продажи квартир наказывались бы как "Незаконное предпринимательство".


Коллизия законов на примере разрешения/запрета митингов

Посмотрим на проведение митингов с точки зрения законодательства и возможных противоречий в законодательстве.

Во-первых, статья 31 Конституции прямо разрешает собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирование.

Во-вторых, законодательное определение митинга насыщено субъективными прилагательными: «Митинг - это массовое (?) присутствие граждан в определенном месте (?) для публичного (?) выражения (?) общественного мнения (?)по поводу актуальных (?) проблем преимущественно общественно-политического характера». При таком определении определить границу между митингом и «не митингом» не всегда возможно.

В-третьих, вопрос о разрешении/запрете митингов в разных законодательных актах имеет различное толкование. В результате чего мы имеем коллизию законов (столкновение двух норм права, регулирующих одни и те же общественные отношения).


В чем заключается коллизия:


1. Одна норма права (статья 31 Конституции) предоставляет гражданам ни чем не ограниченное право на митинг. В соответствии со статьей 15 Конституции сама Конституция является законом прямого действия. Это значит, что органы власти или граждане России не могут отказаться от применения конституционных норм, ссылаясь на то, что отсутствуют разъясняющие и детализирующие их законы и подзаконные акты.

2. Другая норма права (Федеральный закон от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях») с одной стороны:

А) а с одной стороны как бы, не ограничивает право на митинг, оговаривая только необходимость УВЕДОМИТЬ органы исполнительной власти:

4. Организатор публичного мероприятия обязан:
1) подать в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления уведомление о проведении публичного мероприятия в порядке, установленном статьей 7 настоящего Федерального закона
;

Б) С другой стороны федеральный закон ограничивает конституционное право граждан, предоставляя органам власти полное и безоговорочное право запретить митинг по критерию места или времени:

4. Организатор публичного мероприятия обязан:
2) не позднее чем за три дня до дня проведения публичного мероприятия (за исключением собрания и пикетирования, проводимого одним участником) информировать орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления в письменной форме о принятии (непринятии) его предложения об изменении места и (или) времени проведения публичного мероприятия, указанных в уведомлении о проведении публичного мероприятия
;

Федеральном законе подразумевается, что орган местного самоуправления может издать некий формальный подзаконный акт под названием «его (органа местного самоуправления) предложение об изменении места или времени проведения мероприятия». Необходимо заметить, что при этом в статье 8 Федерального закона приводится закрытый список мест, в которых не могут проводиться митинги, и закрытый диапазон времени, в который митинги не могут проводиться.

В остальных случаях федеральный закон право на проведение митингов не ограничивает.

3. Третья норма права вытекает из текста федерального закона. В результате подачи заявки на митинг в органе местной власти может появиться документ под названием «Предложение органа местного самоуправления об изменении места или времени проведения мероприятия» (еще одна норма права).

4. Четвертая норма права появляется на практике. Согласование. Во многих случаях вместо документа под названием «Предложение органа местного самоуправления об изменении места или времени проведения мероприятия» (кому же хочется иметь дело с конституционным судом или судом Страсбурга), появляется устное распоряжение (телефонный звонок) в местные органы милиции, со ссылкой на то, что «самый верх» не разрешил проведение митинга, и, соответственно, митинг не согласован.

В чем проблема слабой правовой грамотности Путина по этому вопросу?

В вопросе коллизии двух норм права: пунктов 1 и 3 (Конституции и подзаконного «Предложения») или пунктов 1 и 4 (Конституции и устного распоряжения представителя органа местного самоуправления), Владимир Владимирович Путин не только = безоговорочно разрешает коллизию в пользу правового акта со значительно более низким уровнем иерархии (пунктов 3 и 4 выше), но заходит еще дальше, употребляя термин «разрешение».

При этом он в своем интервью во время своей автомобильной поездки Хабаровск-Чита говоря о правах граждан уходит от Конституции еще дальше, и говорит уже не о согласовании, а о «РАЗРЕШЕНИИ»:

Что говорит действующее законодательство о марше? Нужно получить разрешение местных органов власти. Получили? Идите и демонстрируйте. Если нет— не имеете права. Вышли, не имея права,— получите по башке дубиной. Ну вот и все!»

Понятно, что Владимир Владимирович или явно не уважает Конституцию страны или, как минимум, не понимает разницы между юридическими терминами:

1. «имеет право»,
2. «необходимо уведомить»,
3. «необходимо получить согласование»,
4. «необходимо получить разрешение».

Рассмотрим употребление этих терминов по отношению к проведению митингов.

Первый термин употребляется в Конституции. Второй и третий термины употребляются в Федеральном Законе о митингах и демонстрациях. Четвертый термин – это то, как понимает конституционное право граждан на митинги Владимир Путин.

Т.е. из двух основных конфликтующих норм права, составляющих правовую коллизию, одна норма права (Конституция) перестает рассматриваться как закон, а другая норма права (устное или письменное решение, как правило, анонимного, сотрудника местного органа власти) рассматривается как законная. И на основании такого разрешения коллизии делается однозначный вывод о законности ударов милицейской дубинкой по голове граждан, пришедших на митинг, или оказавшихся на нем случайно.

К чему это может привести?

Правовая безграмотность руководителей государства, выражающаяся в пренебрежении иерархией законов, может привести к тому, что у такого безграмотного подхода могут появиться последователи, которые уловят «вектор движения» в виде пренебрежения Конституцией и в виде пренебрежения иерархией законов. Движение в заданном направлении в конечном счете неминуемо приведет к развалу правовой системы в государстве и самого государства.

Когда можно не соблюдать прямую норму Конституции

Такое разрешение (ограничение нормы Конституции) оговорено в самой Конституции:

55.3. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Обратите внимание "только в той мере, в какой это необходимо" и дается закрытый перечень оснований.

В отношении Конституционного права на митинг это ограничение доведено до абсурда.

29 мая на встрече с Владимиром Путиным, Юрий Шевчук сказал, что обеспокоен свободой слова, тем, что не все равны перед законом, с этим многие не согласны. Он спросил, есть ли у Путина планы либерализации страны, и конкретно, будет ли разгоняться марш несогласных 31 мая 2010 года.

На что получил ответ, что кроме тех людей, которые выходят на марш несогласных, есть и другие люди. «И если вы решите провести митинги там, где будете мешать больным и детям, или там, где люди хотят, к примеру, в пятницу поехать на дачу, то вас такими матюками обложат».

Примерно по такой логике митинги несогласных, например, на Триумфальной площади в Москве, запрещались и разгонялись. Это делалось под тем формальным предлогом, что кто-то из "несогласных" может выйти на проезжую часть и помешать движению машин по какой-нибудь из прилегающих к площади улиц. При этом о защите интересов кого-то еще у ОМОН-а и в мыслях не было.

Но, в конце концов пренебрежение Конституцией вылезло наружу. 31 июня 2010 года митинг несогласных был запрещен уже совсем не согласуясь с Конституцией. С разрешения властей, перекрывших ВСЕ прилегающие к площади улицы, десяток автолюбителей на форсированных машинах без глушителей несколько часов подряд ревели и дымили выхлопными газами, катаясь кругами на небольшом пятачке около памятника Маяковскому.

А 12 сентября 2010 года День гнева на Тверской площади был запрещен в интересах защиты прав и законных интересов бронзового памятника Юрию Долгорукому.

При таком формальном понимании законности, скоро будут запрещать митинги с целью защиты законных интересов асфальтового покрытия.


Главная ошибка Владимира Путина: Соблюдение действующего законодательства не единственный и не главный критерий правового государства

Если бы соблюдение действующего законодательства было бы главным элементом правового государства, то самыми правовыми государствами (по Путинско-Медведевскому определению) можно было считать следующие примеры:

А) Диктатура, в которой существует всего два закона: 1. Начальник всегда прав. 2. Если начальник не прав, см. пункт 1. (Другими словами: «Я начальник – ты дурак, ты начальник – я дурак»)

Б) Гитлеровская Германия, в которой все законы соблюдались благодаря как жесткому диктату фюрера, так и благодаря характерной немецкой исполнительности и законопослушности.

В) Концентрационный лагерь в Гитлеровской Германии или в лагерях Пол Пота,

Б) Черная воровская зона, в которой основой жизни являются воровские законы «понятия», несоблюдение которых карается немедленной смертью.

В условиях, когда:

А) Действующее законодательство имеет серьезные недостатки, описанные выше (А именно: основной закон разрешает или предоставляет право, федеральные законы требуют соблюдения определенных условий, а подзаконные акты не оставляют возможности для реализации законного права).

Б) Исполнительная власть в конфликтных ситуациях, не соблюдает приоритеты права (руководствуется не высшими законами, а подзаконными актами или устными распоряжениями),

В) Власть принимает выгодные ей (власти) законы, но не выгодные
обществу, законы, (поощряющие коррупцию, произвол, монополизацию экономики, нарушение экологии страны и земного шара, ущемляющие права граждан),

требование соблюдать действующее законодательства – это, очень часто, требование поддерживать существующее беззаконие.

В чем проблема слабой правовой грамотности Путина по этому вопросу?

Проблема в том, что неправильное понимание руководителями страны сути правового государства не позволяет стране двигаться к правовому государству. Извращенное понимание правового государства высшим руководством страны не оставляет стране другого пути, кроме скатывания к авторитарному правлению и диктатуре.


Другие определения Владимира Путина

«Но тут вспомнили про часовых и органных дел мастера Байбакова, секретно посещавшего градоначальника, и, призвав его, все выяснили. В голове градоначальника, в одном углу, помещался органчик, могущий исполнять две музыкальные пьесы: «Разорю!» и «Не потерплю!». М.Е. Салтыков-Щедрин. История одного города

В стране создан режим, когда власть бесконтрольно может создавать любые законы (последние примеры - изменение сроков избрания Президента страны и создание закона о полиции). Все, что в этой ситуации надо власти - это покорное и молчаливое подчинение.


Сейчас, когда вы знаете, что Владимир Путин трактует, правовое государство как соблюдение действующего законодательства.

Вам, возможно, будет интересно узнать путинское определение демократии:

«Авторитаризм – это пренебрежение законами. А демократия – это исполнение законов».

Если вы в путинских определениях правового государства и демократии обнаружили правовую безграмотность или правовой нигилизм, то ваше мнение может не совпадать с мнением Владимира Путина у которого есть соответствующее определение для правового нигилизма:
“Правовые нигилисты - это те люди, которые нарушают наш закон” .


Что нужно делать

"У юриста общее образование должно идти впереди специального".
А.Ф. Кони

Философия права это углубленная форма правоведения, а само правоведение более глубокое понятие, чем законоведение, о чем у нас давно подзабыли.
Р. Х. Алеев


Чтобы построить правовое государство, руководству страны надо:

- понять, что на самом деле означает термин «правовое государство», и чем этот термин отличается от термина «государство права» (возможно, пройти школьный курс государства и права),

- понять что категории «правовое государство» - это совокупность определенных признаков, а «соблюдение действующего законодательства» - это не способ построения правового государства, а всего лишь один из немногих признаков построенного правового государства,

- понять, что главные правовые проблемы страны заключаются не столько в «несоблюдении обществом действующего законодательства», сколько в неумении руководством страны построить в стране основы правового государства,

- начать действовать не в направлении сохранения действующей правовой системы или навязывания народу новых правовых определений, а в направлении изменения действующей правовой системы с целью создания правового государства не "по-путински", а так, как это принято в цивилизованном мире.


Юрий Чеботарев
27.09.2010

_________________________________________


От редакции:

«Если кто-то считает, что демократия и исполнение законов – это разные вещи, то этот человек глубоко заблуждается». Владимир Путин на пресс-конференции 21-го декабря 2012г.


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Чеботарев Ю., Демократия по-путински

 Демократия.Ру: Чеботарев Ю., Демократия по Суркову или суверенная демократия как возрождение национал-социализма

 Демократия.Ру: Чеботарев Ю., Демократия по-медведевски под соусом пяти стандартов

 Демократия.Ру: Подрабинек А., Главный враг на первое время

 Демократия.Ру: Надеин В., Уговорить Путина

 Демократия.Ру: Быков Д., Триумфальное

 Демократия.Ру: Артемьев А., «Не нужно его раздражать и расстраивать»

 Демократия.Ру: Липский А., Демофобия

 Демократия.Ру: Гольц А., Мы для них - не люди

 Демократия.Ру: Каспаров Г., «Российский либерализм» как повивальная бабка чекистской диктатуры




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 01.12.2019

 13.11.2019

 07.11.2019

 11.09.2019

 11.09.2019

 07.09.2019

 07.09.2019

 04.09.2019

 23.08.2019

 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019

 19.02.2019

 23.01.2019


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта