Демократия.Ру




Все настоящее, хорошее приобретено борьбой и лишениями людей, готовивших его; и лучшее будущее должно готовиться точно так же. Николай Гаврилович Чернышевский (1828-1898), русский философ-материалист


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


20.10.2019, воскресенье. Московское время 22:19

Обновлено: 29.08.2012  Версия для печати

Ментовский беспредел

Фирсов А.

Ментовский беспредел

В конце августа (24.08.2012) прошло заседание мирового суда по делу Каспарова (по делу задержание Каспарова 17.08.2012 у здания Хамовнического суда).

Каспаров формально оправдан. Но, как говорят, «осадок остался». И осадок этот не в том, что Каспаров кого-то покусал, а в том, как изменились действия милиции (теперь уже полиции) за два года в результате собственной реформы.

Позвольте вернуться в 2010 год.

Два года назад в августе 2010 года страна обсуждала поступок «Жемчужного прапорщика» и новый закон о полиции.

Приведу три абзаца из того, что я 20.08.2010 писал по поводу событий в Санкт-Петербурге и «реформе» милиции:

"В отечественном двухсерийном фильме «Сыщик» 1979 г. режиссера В.Фомина есть эпизод, когда бандит при задержании убивает ножом милиционера. Другой милиционер, участвовавший в задержании, пытается ударить арестованного бандита со словами: «Это ты его ножичком?». На что бандит заявляет: "Знаешь, какая между нами разница? Я тебе могу в морду - а ты мне нет". Милиционер замахивается ударить бандита, но стоящий сзади полковник сдерживает его руку со словами: "Он прав, сержант".

В этом сказочном эпизоде случайно проскальзывает то отношение, которое в правовом государстве должно быть частью концепции закона о милиции: «Милиционер не может бить гражданина, даже если тот преступник», «Милиционер в своих действиях или требованиях может быть не прав».

Если мы хотим реформы милиции и законодательства о милиции, и партнерских отношений, то в законе следует перечислить не только те случаи, когда милиционер имеет право ударить человека, представляющего непосредственную угрозу окружающим и обществу, но и те случаи, когда гражданин имеет полное право оказать сопротивление сотруднику милиции, явно нарушающему закон и общественный порядок включая физическое насилие, причинение физического ущерба или убийство".


Посмотрим, в какую сторону изменилась ситуация за два года.


Полиция как политическая жандармерия

17-го августа этого года произошло несколько событий (задержаний), которые в этом плане стоит обсудить:
- перед началом суда три автозака были загружены людьми, показавшимися полицейским нарушителями порядка:
• люди, надевавшие балаклавы,
• люди, поднимавшие плакаты,
• люди, выкрикивавшие лозунги,
• человек, потрясший белыми ленточками,
• Гарри Каспаров, отвечавший на вопросы журналистов у входа в Хамовнический суд.

После оглашения приговора полицией были загружены еще три автозака за те же самые «преступления», и Екатерина Романова, надевшая балаклаву и поднявшая плакат, стоя на столбе у посольства Турции.
Что можно сказать по этому поводу:

Полиция в это время была не органом, следящим за правопорядком, а органом, нарушающим закон в политических интересах (являлась политическим орудием):

1. Полицейские никому не представлялись,
2. Полицейские никому из задержанных не объясняли, за что они задержаны,
3. Полицейские задерживали не нарушителей порядка, а заранее запланированное (необходимое для заполнения трех автозаков) количество людей.
4. Полицейские не задерживали тех, кто кричал лозунги или держал плакаты против Pussy Riot но хватали всех, кто хоть чем-то показывал, что он выступает за соблюдение закона и, соответственно, за рассмотрение дела Pussy Riot в рамках административного кодекса.

При этом надо заметить, что полицейские не представлялись, и не объясняли причины задержания потому, что ни одна из причин задержания не была законной.
Носить балаклавы не запрещается. В противном случае надо пересажать весь ОМОН, регулярно устраивающий в балаклавах маски-шоу.
Поднимать плакаты не запрещено.
Выкрикивать лозунги также не запрещено.
Про размахивание флажками и ленточками или про разговоры с журналистами я вообще промолчу. Потому что тогда надо вообще всю Россию пересажать.


Покусанный Каспаровым прапорщик

Чтобы разобраться в истории с покусанным прапорщиком и понять, что произошло, надо послушать постарадавшего ОМОНовца (прапорщик 2-го оперативного полка ГУ МВД России по Москве Денис Ратников). Вот как сам Денис Ратников описывает историю укуса:

"При задержании господина Каспарова он был доставлен в автобус заключения.
После чего я вернулся вместе с сотрудниками для доставления других граждан. В этот момент доставляли женщину, дверь для этого специально открыли в автобус. Вот.
После чего гражданин Каспаров попытался прорваться сквозь сотрудника, был задержан мною, поддержан за поручень автобуса (поднимает левую руку вверх, показывая как хватался за вертикальный поручень).
И после этого он... я попытался его остановить и, эта... Каспаров укусил меня за кисть руки. В травмпункте был зафиксирован укус мягких тканей"
.


Если сравнить этот рассказ с видео, например с этим:

то мы видим, что пострадавший прапорщик:

- находился слева в метре от двери в автобус (автозак),
- ни разу даже не приближался к двери автобуса,
- всего один раз дотянулся левой (пострадавшей) рукой до Каспарова, (когда тот вывалился из автобуса) ударяя его, лежащего внизу, сверху вниз, после чего был отпихнут товарищами более чем на 1 метр от двери автобуса и Каспарова,
- после чего Каспаров был практически мгновенно запихнут в автобус, а пострадавший так и остался снаружи автобуса, взглянул на большой палец правой руки, поправил абсолютно неповрежденной левой рукой бронежилет подмышкой и начал осматривать, не упало ли чего на землю у входа в автозак в процессе повторного заталкивания в автобус Каспарова (момент 1:27-1:30 видео).

Все.
Вот что перед этим происходило в автозаке:
Удушение
Основное:

- пострадавший ни разу не заходил в автобус: ни во время задержания, ни сразу после того, как туда во второй раз затолкали Каспарова,
- пострадавший ни разу не касался поручня автобуса (ближайший к нему поручень находился внутри автобуса далее метра от пострадавшего).

Если милиционер подписал письменные показания, которые послужили основанием для возбуждения уголовного дела в отношении Каспарова, злобно искусавшего мирно стоявшего при исполнении сотрудника МВД, то он должен был и расписаться в том, что ознакомлен с тем, что за дачу ложных показаний несет ответственность по соответствующей статье УК.
Перед нами пример того, что с полиции за последние годы постепенно сняли не только обязанность соблюдать закон, но и соответствующую ответственность за нарушение закона.

Я не знаю, может быть, кто-то из позднее задержанных, или даже сами милиционеры покусали пострадавшего (даже он сам мог это сделать), но кто-то «очень умный» решил полученное повреждение приписать Каспарову. Возможно, перед нами даже не укус, а царапины (об оружие или бронежилеты коллег) полученные позднее.

В любом случае Каспаров ни при чем. История с укусом – это истеричная реакция руководства полиции, которое, узнав о незаконном задержании Каспарова начало судорожно думать, как оправдаться (если не найти причину задержания Каспарова, то хотя бы как-то перейти в наступление). И первое, что им пришло в голову – надо срочно кому-то получить от Каспарова хоть какое-то физическое повреждение.

Но, как мы видим, ни одно СМИ не упомянуло о том, что Каспаров был задержан без какого-либо повода и именно на входе в судилище, где должны были объявить приговор девушкам из Pussy Riot. Весь смысл был в том, чтобы все СМИ целую неделю обсуждали заявления генералов МВД, пресс-секретарей и всяких остальных прихлебателей, которые кормятся за народные деньги, о том, что нужно теперь сравнить зубы Каспарова со следами укуса, что бедный прапорщик теперь стал инвалидом и не может полноценно бить левой рукой.

Во властных структурах решили, что если они будут долго размахивать своими грязными трусами в виде укушенного прапорщика, то часть грязи должна уж точно остаться на предмете (Каспарове).

Для страны же главным вопросом в деле об укусе является не то, кто кусал, а вопрос:

"Имел ли Каспаров законное право сопротивляться задержанию вплоть до ударов и укусов?"


Дело в том, что по закону граждане не имеют права оказывать сопротивление ЗАКОННЫМ действиям органов правопорядка.

А данное задержание (силовое, в отсутствие нарушения, без объяснения причины, с применением удушения и последующих побоев) ни коим образом нельзя рассматривать как ЗАКОННОЕ.

Вопрос о незаконных действиях при социализме решался однозначно. Незаконно действующий милиционер - уже не милиционер, а лицо, порочащее честь российской милиции. Простой гражданин. Насколько можно сопротивляться незаконным действиям было, правда, не понятно.

Этот вопрос я еще два года назад (20.08.2010) поднимал, когда писал, что для общества сейчас в новом законе о полиции (и вообще в отношениях с органами правопорядка) главное в том, где проходит граница между правом полиции применять силу в отношении граждан, и правом граждан на сопротивление действиям полиции.


Татьяна Романова и милиция на территории страны НАТО

17-го мая этого года молодая девушка Татьяна Романова стояла на вершине кирпичного столба у здания Хамовнического суда. Своим поведением (надела на голову балаклаву и взяла в руки плакат) она не понравилась полицейскому руководству. Была дана команда «вязать». Два полицейских бросились ее снимать. Через минуту все трое оказались на территории посольства.
События подробно описаны здесь:

Там же есть видео.

Если смотреть с точки зрения закона, то ее (Татьяны Романовой) преступление будет посерьезней чем преступление Pussy Riot.

Pussy Riot проникли на запрещенную для православных верующих территорию, а Татьяна Романова проникла на территорию иностранного государства.

Pussy Riot не сопротивлялись задержанию, а она от полицейских по заграждению уходила и не слезала.

Pussy Riot 30-40 секунд пели, а Татьяна Романова провела на территории иностранного государства и члена НАТО больше 10-ти минут.

Pussy Riot оскорбили (причинили моральные страдание подниманием рук, ног и выкрикиванием песни-речевки) нескольким сотрудникам торгового-культового комплекса с подземной автостоянкой, а тут оскорбление граждан многомиллионного суверенного государства проникновением, и оскорбление голым пузом многомиллионной армии турецких мусульман.

И что мы видим?

Мировой суд уголовные дела не рассматривает, а тут - пожалуйста.

У нас в УК есть статья 322 (незаконное пересечение государственной границы). По ней Татьяне Романовой должны были дать до 500 тыс. рублей или до двух лет.

А дали только 500 рублей штрафа.

Все дело в том, что в этой же статье УК РФ есть часть 2, где говорится о незаконном пересечении государственной границы, совершенном группой или по предварительному сговору. Там деньги не предусмотрены. Там просто до пяти лет.

Татьяна совершила более серьезное правонарушение, чем Pussy Riot. А попытавшиеся задержать Татьяну полицейские совершили еще более серьезное правонарушение, чем и Pussy Riot и Татьяна Романова.

Татьяне суд должен был дать по статье 322.1 большой штраф.

Вот только при этом ментам, совершившим пересечение государственной границы группой из двух человек да еще с оружием (да и сговор просматривается), суд должен был дать максимальный срок по статье 322.2 - по пять лет каждому.

Только, поскольку у милиции есть теперь индульгенция на совершение преступлений, полицейских даже не пожурили.


События 6-го мая 2012 года

На шестое мая 2012 года московские власти разрешили митинг на Болотной площади. Для митинга была выделена вся площадь и все проходы на площадь.

Основной проход людей на площадь был со стороны станции метро Третьяковская.

Но 6-го мая полицейское руководство пошло на нарушение закона. Вопреки выданному разрешению, без предупреждения организаторов митинга часть проходов на Болотную площадь со стороны метро и часть самой площади была перегорожена полицейскими кордонами.
Никакой необходимости это делать кроме провокации не было.


Результат провокации получился такой, на который силовики и рассчитывали – большое количество людей, шедших на Болотную площадь со стороны метро вынуждены были прорываться через полицейское заграждение.

Следствием полицейской провокации стал арест и заведение уголовных дел на людей, которые к событиям на Болотной не имели отношения, и даже в этот день не находились на Болотной площади.

Неуравновешенная девушка, ранее уже попадавшая в лапы полицейских, была снята с нескольких точек, и за замах и бросание в полицейских пачки сигарет получила конкретный срок.

Вместо наказания организаторов провокационных кордонов, мэр Москвы поспешил подарить четыре двухкомнатных квартиры «пострадавшим полицейским».

Никто из пострадавших граждан квартир от мэра Москвы не получил.
Милицейское руководство даже не извинилось перед тысячами людей, которые были по их указу оцеплены и избиты.

Перед нами пример, когда вместо наказания беззакония происходит крупное поощрение.


Еще одно наступление полиции

Неподчинение требованиям полиции может стать уголовно наказуемым. С инициативой выступила организация "Офицеры России" и ее руководитель Антон Цветков (в запасе), написавший письмо Президенту России.

Необходимость такой меры Цветков пояснил «печальной тенденцией», когда «определенная категория граждан не подчиняется законным требованиям сотрудников полиции».

Вроде бы как причиной послужили события у Хамовнического суда.
На самом деле его слова не имеют никакого отношения к событиям у Хамовнического суда не имеют. Там проявилась "печальная тенденция" силовиков нарушать закон молча. Происходило молчаливое заламывание рук и заталкивание человека в автозак. Никаких «законных требований полицейских» там не было.

Если бы они (требования) были – все могло бы быть совсем иначе.

То, что предложено Цветковым - это нормальное поведение малограмотного мента, который хочет, чтобы его беспределу нельзя было даже подумать сопротивляться.

Старый человек, слово «милиция» уже не употребляет, а оборот «сопротивление ЗАКОННЫМ требованиям», все еще помнит и не задумываясь употребляет.

Видимо, вдолбили когда-то в милицейской школе формулировку, но забыли вдолбить, что закон надо соблюдать. И что незаконным требованиям не только можно, но и нужно не подчиняться.

С выражением «сопротивление Законным требованиям» в России произошло интересное превращение, которому и посвящена статья.

Уже нет этого слова «законным» в тексте закона. Есть просто применение насилия. То есть сопротивление законным или незаконным требованиям - уже не принципиально для находящихся у власти. Сопротивляться представителю власти уже нельзя, независимо от того, применил представитель власти насилие первым или нет, потребовал он взятку ссылаясь на закон или без всякой ссылки.

Статья 318 УК называется «Применение насилия в отношении представителя власти».

В статье есть оговорка про «в связи с исполнением им своих должностных обязанностей».

Оговорка, которую на практике можно отбросить, что повсеместно и делается.

Откуда избиваемому или задерживаемому человеку знать «что входит в должностные обязанности этого конкретного полицейского, а что нет».

Не висит у полицейского на груди закрытый список его должностных обязанностей и расписание его рабочего времени.

Это просто лазейка в законе, чтобы и милиционеры были ни в чем не виноваты, когда их обвиняют. Последние судебные случаи показывают, что суды по указанию сверху вообще перестали рассматривать законность или незаконность действий полиции, а обсуждают только действия задержанных или избитых граждан.

Не так давно любое судебное заседание по поводу действий милиционера начиналось с основного – выяснения были ли требования и действия милиционера законными: была ли необходимость в указанных действиях, соблюдены ли все необходимые процедуры, можно ли было избежать насилия в разбираемой ситуации.

И если что-то не соблюдалось – виновным считался милиционер, который находясь в форме милиционера (т.е. будучи официальным представителем власти) совершил проступок - действовал с нарушением закона.

То, что милиционер, как человек, формально стоящий на страже закона, не соблюдает закон, находясь в милицейской форме – считалось отягчающим обстоятельством.

Потом суды стали разбираться в ином – входили ли те или иные действия в должностные обязанности милиционера.

А сейчас и от этого избавились. Власти хочется, чтобы люди боялись ей сопротивляться, чтобы задерживаемые боялись даже спрашивать – за что их задерживают, чтобы даже подумать не могли сопротивляться.

Антону Цветкову неплохо было бы вспомнить основы гражданства и права из школьного курса, вспомнить, что право неотделимо от обязанностей и ответственности. И если уж хочется получить побольше прав, то надо не забывать о возрастающей ответственности.

Грамотный полицейский предлагая дать больше прав полиции предложил бы одновременно давать и строгую уголовную ответственность полицейским за неподчинение законному требованию гражданина:

- представиться,
- предъявить удостоверение и значок,
- объяснить причину задержания.

Причем ответственность не менее строгую, чем налагается на гражданина.

Если Цветков так ратует за соблюдение законности, то ему надо было бы высказаться за строжайшую ответственность всех тех полицейских, которые проводили незаконные задержания у здания Хамовнического суда, включая руководство московской полиции. А там есть за что отвечать:

- и за беспричинные задержания,
- и за применение силы к несопротивляющимся людям,
- и за отсутствие объяснения причин задержания,
- и за отсутствие представлений,
- и за незаконное требование освободить улицы,
- и за задержание только сторонников "Pussy riot",
- и за избиения людей в автозаках.

Не стоит думать, что полиция нарушает закон только по отношению к политическим противникам действующей власти. Получившие индульгенцию на беззаконие силовики быстро начинают путать "свою шерсть с государственной"


Беспредел полицейского руководства

В Москве, на другой стороне Садового кольца по отношению к Хамовническому суду находится гостинца Арбат (Плотников пер. 12), относящаяся к Управлению Делами Президента РФ. А при ней есть ресторан, в котором московская милиция любит отмечать свои торжества. 11-го августа 2012 года в этом ресторане гуляла московская полиция.

Предположительно, отмечалось назначение нового московского бригаденфюрера вместо ставшего министром внутренних дел Колокольцева. Парковка в переулке не запрещена, поэтому работающие в районе Арбата люди оставляют свои машины и в этом переулке.

Вечером 11-го августа 2012 года пришедшие за своими машинами люди обнаружили, что переулок очищен от автомобилей, а вместо автомобилей стоят красные конусы, а рядом в ожидании высоких милицейских гостей прохаживается полицейский. Всем владельцам исчезнувших автомобилей он пояснил, что их машины находятся в расположенном в двух кварталах Глазовском переулке. Моя родственница потратила час, разыскивая свою машину в арбатских переулках, пока не нашла ее в Большом Лефшинском переулке.

Моя родственница рассказала мне, что при прошлом руководителе московской милиции перед ментовскими пьянками в 7 утра в переулке выставляли полицейских, которые просили людей не парковать машины в переулке.

Но сменилось название милиции, сменился закон, построенная вертикаль с опорой на полицаев запущена в действие. Полицаи начинают работать по-новому.

11-го августа 2012 года полицейское начальство просто растащило эвакуаторами машины на километры вокруг. Машины не побили и не украли, и не утащили на штрафстоянку. Но это же только первое время работы полицаев в России.

По понятным причинам никто не пошел в суд. Никто даже не посмел жаловаться, понимая, что ни к чему хорошему это не приведет. Люди боятся связываться с полицией и портить себе жизнь.

Пострадали простые люди, не участвующие в политической жизни. Но и они попали под ментовский беспредел.

Получается, что пьянствующий мент (в форме или без формы) - это лицо при исполнении обязанностей, которое может требовать от окружающих или от фирмы-эвакуатора убрать из переулка все машины, ограничивающие парковочные места для его гостей.

Перед нами тот же Евсюков, которому просто никто не успел возразить.


Приморские партизаны

Известно, что в приморском крае в лес ушли несколько молодых людей, которые, если верить их словам, устали от безнаказанности приморских "Евсюковых".

Власть подает партизан как злодеев, убивавших милиционеров с целью быстрого личного обогащения (странный вид обогащения - нападать на вооруженного полицейского, у которого, если он честный, в кармане столько же, сколько у школьного учителя).

При этом молодые люди говорят, что уйти в лес их вынудил тот факт, что милиция приморского края занимается сбытом наркотиков, и что на них самих была объявлена охота за поджигание принадлежащих полицейским и прокурорам полей конопли.

Однако тот факт, что из дела исчезли все тома, где говорилось о полицейской и прокурорской наркоторговле, а также тот факт, что партизанам активно помогало местное население, позволяет усомниться в официальной версии.


Моя соседка

У меня за стенкой живет бабушка-инвалид больная сахарным диабетом. Наши двери соседствуют, и мы каждый день здороваемся.

У бабушки была взрослая дочь с двумя детьми, которая жила отдельно в своей квартире и имела свою машину.

Дочка начала жить в гражданском браке с мужчиной с темным прошлым (или сидевшим или работавшим в органах), и выписала ему доверенность на свою машину.

Однако вскоре сожитель на глазах у ее подруги и сына зарезал бабушкину дочку, взял ее мобильный телефон, сел в машину убитой и уехал на другой адрес, который особо не скрывал, и с которого несколько раз звонил бабушке с угрозами.

В милиции заявили, что легко найдут преступника по мобильному телефону, машине, или известному адресу, но бабушке надо принести для этого две тысячи долларов.

Пенсионерка не смогла набрать требуемого количества денег, поэтому милиционеры вместо того чтобы искать преступника, сделали все возможное, чтобы преступник не был найден (у бабушки отказались принять информацию о мобильном телефоне и машине и адресе нахождения преступника).

Убийца до сих пор гуляет на свободе, возможно, продолжает убивать людей, бабушка всеми силами помогает осиротевшим внукам, а героические мииционеры теперь стали полицейскими, которых нельзя бить, и которые теперь аттестуют своих подчиненных.


События 4-го марта 2012 года

4-го марта прошли выборы Президента РФ.
Самое серьезное в стране нарушение законов о выборах было совершено на территории четырех полков ОМОН, размещенных в подмосковной Балашихе (в Дивизии МВД им. Дзержинского): в день президентских выборов на четырех избирательных участках дивизии 80 человек в течение трех часов занимались тем, что вбрасывали бюллетени.

Об этом писала Новая Газета, но преступников не трогают.

Сейчас никого не удивляет тот факт, что полиция из органа соблюдения закона стала крышей и родным домом для нарушителей закона.


Суд над Каспаровым

Прочитал описание суда над Каспаровым (почему-то мировой) и его, Каспарова оправдание.

Ощущение не радости, а грусти. Законность не восторжествовала.

Формально (ну, если бы у нас закон работал) судья, оправдав Каспарова, обязана была вынести частное определение в адрес ментов, указав, что задержание было проведено с нарушением закона.

Как милиция представилась Каспарову в автозаке и объяснила ему его права – мы знаем.

Как суд "оправдал" Каспарова - мы тоже знаем.

Это как если бы вас изнасиловал бы на улице мент, а потом еще и сказал, что вы ему должны 500 тысяч рублей и подал на вас в суд. Самый гуманный суд в мире подумал и сказал, что вы менту ничего не должны... А теперь идите домой и скажите спасибо, что не убили.

Так что особо радоваться нечему.


Куда попала страна

Страна попала в беспредельную засасывающую яму (и обсуждения в СМИ, и предложения юридически малограмотного офицера тому пример), когда соблюдение милицией закона перестало быть необходимостью.

Силовики, и орган удержания населения на месте - полиция получили карт-бланш на несоблюдение закона.

Сейчас мент может остановить человека, избить, изнасиловать, засунуть бутылку в любое место, убить - но сопротивляться ему - значит прямо попадать под статью 318 УК РФ.

Девушку, вырвавшуюся из лап Евсюкова, и сохранившую себе жизнь, закон позволяет пустить по 318-ой статье. Но толкнуть, оцарапать или ударить Евсюкова закон ей категорически запрещает.

Каспарова, как мы видим, пытаются пустить по 318-ой статье за откуда-то взявшуюся ссадину у полицейского, хотя задержание полицейскими Каспарова такое же противозаконное, как и то, которое производил Евсюков.

Грустно, но, теперь любого человека можно пустить по 318:

мент берет Вас за рукав, как Каспарова, вы спрашиваете «В чем дело?», вас волокут, бьют, и добивают, сначала с СИЗО, потом в суде. После чего вас ждут уголовники на зоне (в которую милиционеры не попадают).

Механизм запущен. Маятник качается и все сильнее: Жемчужный прапорщик - условный приговор, Евсюков - процесс на тормозах, не трогая руководство, Каспаров - не пострадавший, а обвиняемый, предложение туповатого отставного офицера полиции обсуждается в СМИ без вращения пальцем у виска и т.д.

Правосудие преображается на глазах в машину по закатыванию людей в тюрьму.

Теперь казанским ментам, убившим человека бутылкой в задний проход, нечего бояться. Наоборот – им самое время подавать в суд на освобождение и возмещение физического и морального ущерба. А как же:

"подследственный оказал сопротивление сотрудникам полиции, выразившееся в укусе задним проходом принадлежащей полицейским бутылки шампанского, чем нанес полицейским невыносимые моральные и физические страдания".


Заключение

Когда один человек, или целая группа людей получают неограниченное право на применение насилия, это называется беспределом.

За последние несколько лет группа людей, называемых «полицейскими», получила неограниченное право насилия над другой многомиллионной группой людей, называющейся «обычные граждане России».

И последние события дают нам ряд примеров беспредела.

В случае с Каспаровым страна получила версию «Жемчужный прапорщик обвинил пострадавшего».

И если два года назад Жемчужный не посмел волочить пострадавшего в автозак и там еще добивать, а потом жаловаться: типа, постадавший меня кусал и бил почками по ноге.

То здесь мы видим уже реальное наступление и безнаказанность.

Если два года назад общество добилось пусть и условного, но осуждения прапорщика, то теперь ситуация кардинально изменилась - менты за беспредел не получили даже порицания.

В Москве у Собянина каждый застройщик обязан передать городу до 50 процентов построенного жилья. Типа, очередникам за счет государства. При этом за все платят граждане, покупающие жилье по коммерческим ценам.

И какие очередники, когда СССР развалился в 1991 году и с тех пор никто никому ничего не должен?

А очередь все равно сохранилась, она нужна, чтобы показывать всем и говорить - мы предоставляем площади под застройку, но нам дают квартиры и мы отдаем квартиры очередникам! Правда, очередь не движется, а только растет.

Зато можно подарить омоновцам или отличившимся Евсюковым квартиру, чтобы остальные видели, как нужно служить "государству", в лице Собянина или Путина.

В прошлый раз Евсюков пострелял по гражданам, его посадили, но пострадавшим компенсаций от государства не выплатили. Типа, ну и что же что в форме и с пистолетом: он же не представился и удостоверение не предъявил - так что и судить его надо как гражданское лицо.

То, что государство за противоправные поступки своих полицейских не захочет отвечать - можно было догадаться.

А теперь, как мы видим, и сами полицейские уже не отвечают за свои противоправные поступки.

И суды, прокуратуры и следственные комитеты вопросов о противоправных действиях полицейских уже не поднимают.

Теперь, я думаю при новом «Евсюкове», пострадавшие окажутся виновными в нападении на полицейского, а новый «Евсюков» останется как бы ни при чем.

В пятницу у Хамовнического суда власти повезло - толпа в десятки раз превосходившая ментов по количеству не начала отбивать Каспарова или Татьяну Романову, хотя легко могла это сделать.

Но скоро мы увидим другую картинку:

Менты, зная, что им все сходит с рук (незаконные задержания, лжесвидетельства, избиения задержанных, побои и убийства), да еще и вознаграждается квартирами, станут еще развязнее и наглее.

А что? Закон, суды и власть защищают и поощряют беспредел.

А толпа, зная, что человека ждет в автозаке, полиции, в суде и на зоне, будет пытаться задержанного отбивать.

А от этого момента до стрельбы из автоматов по толпе - секунды.


Александр Фирсов
28.08.2012


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Правосудие убийц. Столкновение с российскими правоохранительными органами, судами и тюрьмами опасно для жизни

 Демократия.Ру: Из дела "приморских партизан" пропали имена милиционеров-наркоторговцев

 Демократия.Ру: Дятликович В., Менты на крыше

 Демократия.Ру: Латынина Ю., Эффект капитана Овсянникова

 Демократия.Ру: Клейн Л., Народ к погрому готов

 Демократия.Ру: Посмотрите на стены!

 Демократия.Ру: Гольц А., Мы для них - не люди

 Демократия.Ру: Ткачев В., Кочемин Ю., Спустить курок

 Демократия.Ру: Михалыч С., ОМОН.ru




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 11.09.2019

 11.09.2019

 07.09.2019

 07.09.2019

 04.09.2019

 23.08.2019

 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019

 19.02.2019

 23.01.2019

 07.10.2018

 29.09.2018

 14.09.2018


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта