Демократия.Ру




Не всегда высоко то, что занимает высокое положение, и не всегда низко то, что занимает положение низкое. Чарльз Диккенс (1812-1870), английский писатель


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


23.08.2019, пятница. Московское время 07:32

Обновлено: 12.12.2004  Версия для печати

Как не предать украинскую революцию

Антон Олейник

Исход приближающегося «третьего» тура президентских выборов в Украине оставляет не так много сомнений. Существенно возросшее число международных и национальных наблюдателей, а так же достигнутые в первых числах декабря соглашения с действующим президентом Леонидом Кучмой позволяют с высокой степенью уверенности утверждать, что новым президентом Украины станет Виктор Ющенко, лидер «оранжевой революции». Однако официальное закрепление уже состоявшейся победы –украинские избиратели оказались способными защитить, причем ненасильственным способом и без единого серьезного эксцесса, свой выбор – станет лишь первым шагом в значительно более сложном и противоречивом процессе развития и закрепления успеха произошедшей в Украине революции.

Массовая мобилизация ноября – декабря 2004 года, приведшая к формальной смене власти, не была бы столь сильной, если бы речь шла просто о поддержке конкретного кандидата. Многие украинцы голосуют не просто за конкретного кандидата Ющенко, а за олицетворяемую им коренную реформу властных отношений. Протест направлен не против России – в пользу «прозападной» модели развития, не против ортодоксов – в пользу католиков (четкое разделение Украины на Запад и Восток по итогам второго тура выборов объясняется, скорее, тем, что административный ресурс было легче использовать для фальсификации выборов в юго-восточных областях), не против богатых – в пользу бедных (в стане оппозиции множество «новых украинцев»), а против навязанной модели властных отношений, обмана и коррупции с нею связанных. В оппозиции оказались все, чьи интересы властная элита игнорировала и за чей счет решала свои собственные задачи, то есть абсолютное большинство населения. Парадокс заключается в том, что потребность в такой реформе властных отношений не ослабла, а только усилилась в результате более чем десятилетия пост-советских трансформаций (нынешняя мобилизация в Украине оказалась сильнее, чем во времена объявления независимости в начале 1990-х годов).

Мобилизация против навязанной модели властных отношений позволила вывести на улицы людей с крайне разными интересами. Их объединило главным образом восприятие представителей власти как «их», «чужих». Но революция против навязанной власти не заканчивается в момент приведения к присяге, на этот раз официальной, нового президента. Чтобы победить, эта революция должна в действительности привести к изменению модели властных отношений через установление постоянного контроля над представителями власти и механизмов обратной связи между правящей элитой, не важно «новой» или «старой», и населением. Иначе говоря, революция победит только в том случае, если власть будет прозрачной, ограниченной четко определенными рамками и ответственной перед населением на повседневной основе, а не только в момент следующего «Майдана».

В отличие от обеспечения победы конкретного кандидата, решение вышесформулированной задачи-максимум значительно сложнее. Разнородность состава тех, кто поддержал оппозицию, станет серьезным препятствием в ее решении. Некоторые из них стремятся к смене власти, но не к смене модели властных отношений. Тот факт, что оба лидера украинской революции, В. Ющенко и глава его предвыборного штаба Юлия Тимошенко, уже имели опыт пребывания во власти, в ближайшем будущем станет, скорее, ограничивающим динамику революции фактором. Власть – основанная на навязанной модели – является аналогом сильнодействующего наркотика, и от нее не так просто отказаться даже человеку с изначально благими помыслами (ср. опыт Литвы и Латвии, сделавших ставку на политиков, ранее активно не вовлеченных в управление государством). Для лица, пользующегося привилегиями навязанной власти, выражаясь словами Ф. Достоевского, «позволено все», и шансы стать вторым изданием президентов Л. Кучмы или В. Путина у него или нее значительно больше, чем вероятность превращения в «благожелательного диктатора».

Особого внимания заслуживает Ю. Тимошенко, неформальный лидер и организатор украинской революции. Ее биография имеет много общего с биографией российского – ныне опального и живущего в Великобритании – олигарха, Бориса Березовского. Своим финансовым благополучием – часть из которого легла в основу «оранжевой революции» – Ю. Тимошенко обязана годам «первоначального накопления капитала» в пост-советский период и членству в правящем на тот момент в Украине клане, днепропетровском. По точному определению одного из соратников Б. Березовского, бизнес делался так, «чтобы никаких концов и по закону». С этой точки зрения, закон являлся вынужденным, навязанным ограничением: его либо обходили (если удавалось «прятать концы»), либо чтили, но исключительно вынужденным образом. Подобная установка весьма опасна, особенно для политика времен революции, ставящей под вопрос модель навязанных властных отношений. Призывы Ю. Тимошенко к захвату «почты и телеграфа», не скрываемые притязания на пост премьер-министра, а так же отказ поддержать поправки к конституции об ограничении полномочий президента и переходе к парламентско-президентской форме правления весьма красноречиво свидетельствуют о сохранении этой установки на получение власти как самоцели, а не как средства к изменению ее природы. Не выглядит так уж неправдоподобно ситуация, когда наделенная властью Ю. Тимошенко начнет сводить счеты со своими врагами (в прошлом она была на недолгое время арестована и посажена в отдельную камеру, причем имела возможность даже закрывать глазок изнутри от «назойливого контроля» надзирателей). В отличие от своих гонителей, как можно предположить, Ю. Тимошенко будет более последовательной и позаботится о месте для них «около параши». И в России, и в Украине навязанная власть превращает некоторых олигархов в борцов за демократию, однако вопрос о том, насколько последовательными борцами они являются, остается открытым.

В любом случае надежда на личные качества политиков в качестве гарантии «перманентной» революции, понимаемой как продолжающийся процесс изменения властных отношений и переход от формальной и «контролируемой» демократии к реальной, иллюзорна. Лучшей гарантией было бы создание внешних рамок, ограничений на действия тех, кто наделен властью. Первым таким ограничением является гражданское общество – причем не встроенное в «вертикаль власти», как это пытаются сделать в России (Общественная палата – лучшая тому иллюстрация), а независимое и постоянно (в том числе в период между выборами) действующее. Важно, чтобы мобилизация привела к рождению действующих на более или менее постоянной основе гражданским инициатив, рождающихся «снизу» (переход части митингующих в число наблюдателей на избирательных участках – пример шага в таком направлении). Второе ограничение носит внешний характер. Учитывая, что возникновение институтов гражданского общества даже в лучшем случае будет длительным процессом, подчинение некоторым установленным на международном уровне демократическим правилам было бы благом. С этой точки зрения, само признание возможности рассмотрения Украины в качестве потенциального члена Европейского Союза сыграло бы незаменимую роль в поддержке демократических процессов внутри этой страны. Ориентация на законы, принятые в ЕС, станет эффективным, хотя и символическим (до тех пор, пока речь не пойдет о практическом рассмотрении кандидатуры Украины) ограничением властных полномочий.

Чтобы не предать украинскую революцию, предстоит сделать значительно больше, чем сделано сейчас. Причем как самим украинцам, так и международному сообществу, в первую очередь – ближайшим соседям, Европейскому Союзу. Тем не менее, первый шаг в этой стране сделан, чего не скажешь о ее другом соседе, России. Здесь действующая власть, способствующая воспроизводству навязанной модели властных отношений, сильнее (ввиду распоряжения большими ресурсами), а оппозиция разобщеннее. И угрозы «экспорта революции», так испугавшие российскую элиту (что отразилось как в призывах В. Путина быть внимательнее к думской оппозиции, так и в запугиваниях перспективами хаоса, наблюдающихся в репортажах о событиях в Украине в российских СМИ), пока не столь реальны. Россия – в силу наличия той же модели властных отношений, что привели к революции в Украине – «беременна» массовой мобилизацией против них. Но развитие плода здесь осложнено, велика угроза аборта или насильственного прерывания, а задаваться вопросами воспитания родившегося ребенка, сформулированными выше, в России вообще пока слишком рано. Здесь предпочитают отказываться от действий, чтобы избежать возможных разочарований. Тем восхитительнее пример Украины, где решились действовать, несмотря на риск разочарований. Остается только пожелать, чтобы их было как можно меньше.

Антон Олейник
12.12.2004


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Олейник А., О союзе зека и чекиста

 Демократия.Ру: Олейник А., Пакт Молотова-Рибентропа – 2004

 Демократия.Ру: Олейник А., Потешная палата

 Демократия.Ру: Олейник А., Повелитель крыс

 Демократия.Ру: Кынев A., Выборы по «понятиям»

 Демократия.Ру: Кынев А., Парадоксы и перспективы политической системы Украины в свете президентских выборов 2004

 Демократия.Ру: Радзиховский Л., Горькая обида




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019

 19.02.2019

 23.01.2019

 07.10.2018

 29.09.2018

 14.09.2018

 27.07.2018

 27.07.2018

 23.07.2018

 18.07.2018

 10.07.2018

 29.06.2018


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта