Демократия.Ру




Когда народ не имеет голоса, это чувствуется даже при пении гимна. Станислав Ежи Лец (1909-1966), польский поэт, философ


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


21.08.2019, среда. Московское время 09:28

Обновлено: 23.08.2005  Версия для печати

Присяжные надзиратели

Чтобы стать судьей или остаться им, придется раскрыться. На профессиональную пригодность кандидата проверяет ФСБ. Гарантируют эти «оперативные мероприятия» представители президента. Процедура проверки тотальна. Полученные данные оформят в материалы личного дела и подошьют в досье.

Будущих судей проверяют на пригодность во всех странах. Но проверяют явно и дают ознакомиться с результатами. У нас иначе: даже став судьей, никогда не узнаешь, что на тебя успели нарыть. Папки с личными делами хранятся в сейфах, и существуют люди, которые имеют к ним доступ.

Ответив на вопрос, кто эти люди, мы и узнаем, что сегодня собой представляет независимость судей.

Для начала — в порядке справки. Квалификационная коллегия — единственный независимый орган, контролирующий деятельность судей.

Формальную независимость судов мы получили еще в 1989 году, когда в СССР был принят Закон о статусе судей. Но переборщили в пользу независимости третьей власти: судей выбирали (пусть и фиктивно), а контроль осуществляли специальные комиссии, собранные на сто процентов из самих судей. Судебное сообщество стало полностью закрытым.

1992 год — год принятия нового Закона о статусе судей, уже российского. Независимость судов еще больше усилилась. Судья стал несменяем, бессрочен, назначаем президентом, но никому не подотчетен. Однако за три года подобной вольницы накопилось много вопросов. Например, как быть, если судья недееспособен? Если взятки берет по-черному и выносит неправосудные решения пачками? Если подозревается в совершении любого другого уголовного преступления?

Тогда квалификационной коллегии разрешили устраивать суды чести — точь-в-точь как у офицеров. В теории — снова блестящий пример автономии третьей власти.

И снова, увы, взятки, куда же от них денешься, когда районный судья ударом ветхого молоточка мог решить судьбу миллиардной сделки. И жалуйся потом сколько влезет — закон создал все условия для круговой поруки в судебной системе, чтобы удобнее было защищать «своих».

Тогда законодатели решили, что состав квалификационной коллегии не может быть стопроцентно судейским. Обратились к международным стандартам, по которым хотя бы треть представителей коллегии должна быть общественной.

К 2000 году внесли поправки в закон, и судейскую независимость поприжали. Общественность могли представлять только независимые юристы: научные сотрудники и преподаватели вузов. Людей, состоящих на государственной службе, выбирать или назначать в коллегию было запрещено. За одним маленьким исключением, на которое вначале, за общей эйфорией, как-то не очень обратили внимание. А зря. В квалифколлегию должен был обязательно входить представитель президента.

Почему понадобилось исполнительной власти запускать руку во власть судейскую, стало понятно через несколько лет…

Я не знаю, кто составляет указы, я знаю, кто их подписывает: президент, который только недавно назначил своих представителей в региональные квалификационные коллегии судей.

К слову, списки счастливчиков нам раскрывать не спешили — ни в департаменте при Верховном суде, ни в Высшей квалификационной коллегии. Хотя чего тут стесняться? С 2004 года по настоящее время на этот счет вышло четыре нам известных президентских указа: и в девяти из десяти случаев представители президента в судебных коллегиях — федеральные инспектора.

Инспектор — административная должность, а вовсе даже не юридическая. Это кадр администрации президента и подчиняется полномочному представителю того же президента в округе. Cреди членов коллегии сидит теперь по крайней мере один человек, который к правовым институтам отношения вообще не имеет. Но зато имеет отношение к Самому.

С этим в принципе можно смириться — все-таки президентская республика… Трудно смириться с другим. По сложившейся уже в государстве традиции представители президента в судейских коллегиях — люди одной профессии: силовики (действующие и бывшие), то есть те, кто находится не над схваткой, а только лишь по одну сторону баррикады — со стороны обвинения.

Степень внедрения «погонной составляющей» прямо пропорциональна удаленности от столицы. Чем ближе к Москве, тем люди, представляющие президента, либеральнее: профессура юридических вузов или даже академики РАН. Но уже, к примеру, в Воронежской области в квалификационной коллегии президента представляет Александр Заряев — тоже юрист и академик, а еще генерал-майор милиции, начальник Воронежского института МВД России.

В Республике Адыгея — Олег Алтухов, бывший сотрудник КГБ, дослужился до замначальника оперативного отдела УФСБ республики…

В Алтайском крае президента в коллегии представляет федеральный инспектор Александр Бердников: был и начальником криминальной милиции, и главой МВД республики.

В Астраханской области надзирает за судьями вообще действующий глава местной ФСБ.

Тенденция обозначена: если назначать кого в коллегию, то лучше чиновника, и лучше из числа федеральных инспекторов.

По какому принципу выбираются эти доверенные лица, доподлинно неизвестно. Президентская кадровая комиссия принимает закрытые решения. Срок действия полномочий представителя не могут назвать даже юристы: он не прописан в указе.

Каковы функции представителя? Нам известно, что фигура эта посещает далеко не все собрания коллегии, а только крупные и важные. Он обязан осуществлять негласные проверки на предмет профессиональной пригодности (и благонадежности?) любого нового судьи, рекомендацию которому будет потом подписывать для президента. То есть именно он — представитель — в квалификационной коллегии имеет специальное досье на каждого нового кандидата. Хотя на последнем съезде судей в конце 2004 года президент Путин и сам говорил, что не годится, когда сведения собираются о человеке тайно. Но пока они именно так и собираются.

Судьи, которых назначают впервые с испытательным сроком на три года, могут оказаться в такой ситуации, когда полномочия им не продлевают, и почему — не объясняют. Не показывают результаты ревизии деятельности, не предъявляют досье. А в каких случаях можно показать человеку его собственное досье? «Вот смотри, что у нас на тебя есть», — сколько судей слышали эту фразу? Сколько из них прошли тест на лояльность? Разве кто признается…

Итак, представитель президента (бывший силовик, а ныне федеральный инспектор, если следовать усредненному портрету) и есть тот человек, которому отчасти подчиняется судейская независимость. Но он не один.

Самих судей, как оказалось, смущает вовсе не этот персонаж. Смущают председатели судов субъектов Федерации. Эта должность вроде бы совсем уж традиционная и почтенная. Однако на деле механизм принятия любых решений замкнут именно на них.

Председатель областного суда вовсе не обязательно будет председателем квалификационной коллегии, но обязательно участвует в ее работе. Ему поручено представлять кандидатуру нового судьи на подпись президенту после согласования ее на местном уровне. Он «расписывает» дела, ходатайствует о повышениях или продлении срока полномочий… Даже вопрос о снятии судьи с должности начинает обсуждаться не с подачи квалификационной коллегии и не с жалобы обиженного гражданина, а по инициативе областного (краевого, республиканского) председателя.

С точки зрения современного законодательства областной председатель и есть настоящая судебная власть. Которую успешно подпирает исполнительная вертикаль в лице представителя президента, наделенная оперативными опытом и возможностями, соответствующими связями и полномочиями с самого верха. Ну и кто попрет против этого содружества ветвей?


КОММЕНТАРИЙ

Тамара МОРЩАКОВА, советник Конституционного суда РФ:

— В том, что представителями президента в квалификационных коллегиях назначены федеральные инспектора, нет ничего страшного. А что, есть и фээсбэшники? Ну вот это совсем некрасиво.

Но судьи находятся в личной зависимости не от него, а действительно от председателя. Смотрите: все судьи в момент рекомендации президенту и в момент снятия с должности стопроцентно зависят от областного председателя. В квалификационной коллегии его голос — решающий. Потому что члены коллегии прежде всего простые судьи, а значит, для них начальник по-прежнему тот же самый председатель. И в этом главное зло судебной системы.

Председатели назначаются президентом сроком на шесть лет, а потом их полномочия продлевают. Естественно, выгодно быть лояльным по отношению к власти, которая предоставляет тебе практически неограниченные права в регионе. Причем не надо забывать, что судьи неприкосновенны. И таким образом, фигура председателя суда представляется совсем уж недосягаемой. Что касается представителя президента — то он, конечно, должен находиться в хороших отношениях с областным председателем. В любом случае это единомышленники. Первому на основании оперативных разработок (досье) надо проталкивать в судьи правильных людей, а сделать это можно только через председателя. Самому же председателю желательно всячески способствовать представителю президента, потому что тот, к примеру, еще и федеральный инспектор — и поэтому докладывает в администрацию президента чаще.


Силовой блок квалификационной коллегии судей

РЕСПУБЛИКА КОМИ
АЛТУХОВ Олег Алексеевич
Окончил Всесоюзный заочный юридический институт и Высшие курсы КГБ СССР. В органах госбезопасности служил с 1970 года по декабрь 2000 года. Окончил службу в должности заместителя начальника УФСБ РФ по Коми. Ныне — главный федеральный инспектор в Республике Коми.

КАМЧАТСКАЯ ОБЛАСТЬ
ИЛЮХИН Владимир Иванович
С 1986 г. — заведующий отделом обкома ВЛКСМ Камчатской области; с 1994 г. — исполнительный директор Камчатского союза предпринимателей; с 2000 г. — начальник Управления промышленности, предпринимательства, энергетики и минерально-сырьевых ресурсов администрации Камчатской области; с 2002 года — главный федеральный инспектор в Корякском автономном округе.

ПСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ
СЕЛИВАНОВ Александр Владимирович
В 1974 году окончил Высшее политическое училище МВД СССР. Бывший начальник контрольного управления администрации Псковской области. В настоящее время — главный федеральный инспектор по Псковской области.

РЕСПУБЛИКА ТАТАРСТАН
БАЖЕНОВ Александр Геннадьевич
Начальник административно-правового департамента аппарата полномочного представителя президента РФ в Приволжском ФО.

ВОЛГОГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ
НОВИКОВ Виктор Иванович
Главный федеральный инспектор. Работал первым заместителем начальника ГУВД Волгоградской области, начальником Управления внутренних дел МВД России по Чеченской Республике.

ВОРОНЕЖСКАЯ ОБЛАСТЬ
ЗАРЯЕВ Александр Васильевич
Кандидат юридических наук, член-корреспондент РАЕН, генерал-майор милиции, начальник Воронежского института МВД России.

ОРЛОВСКАЯ ОБЛАСТЬ
АМЕЛИН Валерий Евгеньевич
Федеральный инспектор.

ПРИМОРСКИЙ КРАЙ
КАПЫШ Владимир Петрович
Президент Дальневосточного фонда содействия экономической безопасности. С 1987 года по 1995-й — на действительной военной службе в органах государственной безопасности (подразделения по борьбе с терроризмом, организованной преступностью, экономической контрразведки).

АРХАНГЕЛЬСКАЯ ОБЛАСТЬ
ЛЕЩИКОВ Александр Георгиевич
Полковник Войск противовоздушной обороны. В 50 лет поступил на заочное юридическое отделение Поморского государственного университета, потом стал там преподавать.

КАЛИНИНГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ
САКАНОВ Александр Васильевич
В течение многих лет работал в системе МВД. Дослужился до генерал-майора налоговой инспекции. С 2001 года — федеральный инспектор по Калининградской области. Член ЦИК «Единой России».

КАЛУЖСКАЯ ОБЛАСТЬ
КЕНИГ Евгений Леонидович
Окончил Высшую школу КГБ. Генерал-майор. До декабря 1999-го руководил УФСНП Мурманской области. Главный федеральный инспектор по Калужской области.

НОВГОРОДСКАЯ ОБЛАСТЬ
АНДРЕЕВА Любовь Александровна
Кандидат юридических наук. Бывший главный федеральный инспектор по Новгородской области, бывший заместитель председателя Новгородской областной Думы.

Константин ПОЛЕСКОВ

22.08.2005

Статья опубликована в Новой Газете, № 61, 22 августа 2005 г.

Постоянный URL статьи http://2005.novayagazeta.ru/nomer/2005/61n/n61n-s11.shtml


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Борьба за права человека: мост между Россией и Европой

 Демократия.Ру: Сатаров Г., Почему они ликвидируют демократию

 Демократия.Ру: Олейник А., А судьи кто?

 Демократия.Ру: Ляхович О., Заместителю главного редактора «Независимой газеты» грозит заключение сроком до двух лет. За преступление, которого он не совершал

 Демократия.Ру: Россия разрушает основы демократии

 Демократия.Ру: Николаев А., Плати или проиграешь

 Демократия.Ру: Ходорковский осужден. Очередной удар по имиджу России

 Демократия.Ру: Руднева Е., Пахан кремлевский

 Демократия.Ру: Руднева Е., Сражаемый народ и будущие выборы

 Демократия.Ру: Полесков К., Туды-суды. Тайны совещательных комнат




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019

 19.02.2019

 23.01.2019

 07.10.2018

 29.09.2018

 14.09.2018

 27.07.2018

 27.07.2018

 23.07.2018

 18.07.2018

 10.07.2018

 29.06.2018


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта